Число сертификатов FSC в РФ растет на 25% в год

Затраты на получение сертификата FSC окупаются за полгода.
+7 499 6535650
ул. Орджоникидзе, 11 115419 Москва, Россия

Посмотреть больше статей

Затраты на получение сертификата FSC окупаются за полгода.

Европейский офис FSC намерен отозвать лицензию у канадской лесозаготовительной компании Resolute Forest Products, которая владеет 20 млн га леса в Канаде и США. Как следует из отчета Гринпис, компания обвиняется в уничтожении малонарушенных лесов. В феврале 2016 г. американскую компанию Lumber Liquidators оштрафовали на $13 млн за поставку в США партии напольных покрытий, произведенных в Китае из российской древесины – монгольского дуба – незаконного происхождения. Это выяснилось после проведения ДНК-анализа древесины, из которой была сделана продукция. В 40–50% московских магазинов продается продукция из древесины, происхождение которой определить невозможно, а высокое содержание формальдегида фиксируется в 30% продаваемой в городе мебели, такие цифры приводит руководитель российского офиса FSC Андрей Птичников.


Персоны


Организации

В России, как и во многих странах мира, легальность происхождения древесины подтверждается сертификатом FSC. По данным российского офиса FSC, в 80 странах мира сертифицировано 190 млн га леса. В РФ сертифицирован 1 млн га леса из 180–200 млн га лесов, переданных в аренду. Российский офис FSC работает 15 лет, и за это время сертификацию прошли свыше 600 российских компаний. В основном сертификацию проводят экспортно ориентированные компании, так как по существующему европейскому законодательству на европейский рынок не допускается продукция из древесины, легальность происхождения которой не подтверждена. «Деятельность Новоенисейского ЛХК сертифицирована и по FSC, и по PFSC. Это дает преимущества компаниям, работающим на экспорт, – рассказывает генеральный директор Новоенисейского ЛХК Мартин Херманссон. – Два года назад крупные китайские производители мебели, поставляющие продукцию на европейский рынок, начали требовать сертификат FSC на закупаемую в России елку и сосну. Потребители лиственницы, а это, как правило, европейские компании, также просят предоставить подтверждение легальности происхождения древесины. Это касается и пеллетного производства. Никто не станет платить за «зеленую энергию», если непонятно происхождение древесного сырья».

Поставщики пиломатериалов и древесных плит на внутренний рынок или в страны СНГ меньше интересуются сертификацией. «Югра-плит» не сертифицирована по FSC, так как мы для себя не видим в этом экономической целесообразности, – комментирует коммерческий директор «Югра-плит» Дмитрий Старкин. – Четыре года назад мы провели анализ этой сертификации и пришли к выводу, что для нас в ней нет смысла. Одна из причин этого заключается в том, что 60% продукции предприятия реализуется внутри страны, а 40% экспортируется в страны СНГ. На европейские рынки мы плиты не поставляем, так как логистически не можем дотянуться до Европы». Однако, по словам Андрея Птичникова, в России количество выданных сертификатов на легальность цепочки поставок ежегодно увеличивается на 25%.

Затраты на получение сертификата FSC у каждой компании разные, и зависят они от того, какова ситуация на предприятии на момент приезда аудитора. По словам Мартина Херманссона, затраты на получение сертификата, в случае если компания уже ведет легальный бизнес, окупаются за полгода.

Процедура получения сертификата FSC проста и понятна. Аудитор посещает предприятие, подавшее заявку на сертификацию, оценивает его деятельность в плане легальности заготовки, лесопользования и т.п. В случае если она не соответствует стандартам, компании дается год на устранение недостатков. Сертификат FSC – не пожизненный и требует ежегодного подтверждения. Аудитор ежегодно проверяет компанию, и, если выявляются нарушения, действие сертификата приостанавливается, пока они не будут устранены. По данным российского офиса FSC, на сегодняшний день у 10 компаний приостановлено действие сертификата по подтверждению цепочки поставок и у 6 компаний – по лесоуправлению. Чтобы получить новый сертификат, компания должна заново пройти процедуру основного аудита.

По словам Андрея Птичникова, сертификации не подлежат конфликтные территории. «В таких случаях мы проводим общественные слушания, организуем встречи с заинтересованными сторонами, – рассказывает он. – Недавно в Брянской обл. одна компания, не могу дать ее название, подала на сертификацию. Но орнитологи сказали, что все арендованные леса находятся в ключевой орнитологической территории. И мы не стали сертифицировать эту компанию. Вопрос в том, хорошо это или плохо – при сертификации хотя бы часть этих территорий можно сохранить, а без нее могут все вырубить». Кроме того, за грубые нарушения компания может быть терминирована. «Случалось, когда сертифицированные компании, не могу их назвать, вырубали экологически ценные леса, а потом вновь подавали на сертификацию. Такие предприятия мы не сертифицируем. Это политика FSC».

Недавно FSC заявила об изменении требований для сертификации. «Сегодня разрабатывается новый национальный стандарт, в котором будут более четко прописаны требования к компаниям, – поясняет Андрей Птичников. – В старом стандарте возможна различная трактовка требований. Например, компания при проведении рубок обязана оставить основные биотопы и обеспечить их мозаичность. Но в стандартах не указано, как это делать, какие биотопы оставлять, какие коридоры должны быть. Новый стандарт это уточняет».

По мнению управляющего партнера «Лесной инновационной компании» Алексея Ипатова, сертификация легальности происхождения древесины наводит в отрасли больший порядок, чем работа Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) по учету сделок с древесиной. В свою очередь Андрей Птичников считает, что сертификация по FSC и ЕГАИС взаимодополняемы. «ЕГАИС пока отслеживает только разницу в объемах заготовленной и проданной древесины. Но это только один аспект легальности заготовки. FSC действует гораздо шире, так как работает по разным направлениям, оценивая работу компаний от того, как ведется лесное хозяйство, и до условий труда сотрудников. Система ЕГАИС неплохая, но на ее окончательную доработку потребуется не менее двух лет. Пока она ответственным лесопользователям ничего, кроме дополнительных затрат, не дает. Но в любом случае это шаг в правильном направлении».

В России леса необходимо защищать, уверен управляющий партнер компании Norvex Семен Гоглев. «Другое дело, какие правила для этого будут выбраны, – рассказывает он. – Быть может, когда-то создадут национальную организацию по сертификации. И FSC в этом плане пример, на который стоит ориентироваться. Для бизнеса сертификация также полезна – она делает работу компаний более стабильной, а ведение бизнеса – эффективным».

Тема этой статьи Маркетинг

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры