Динамика производства и потребления леса в Европе

Статья была опубликована в № 1 журнала «Лесная индустрия» за 1935 г.
+7 499 6535650
ул. Орджоникидзе, 11 115419 Москва, Россия

Посмотреть больше статей

Статья была опубликована в № 1 журнала «Лесная индустрия» за 1935 г.

Отсутствие унифицированной международной статистики производства и потребления леса чрезвычайно затрудняет разработку всех вопросов из области конъюнктуры мирового лесного рынка и перспектив развития международной лесной торговли. В то же время необходимость разработки этих проблем является бесспорной, так же, как и тот интерес, который представляют для лесных работников данные о рынках потребления леса, их емкости, степени обеспеченности импортирующих стран собственной лесопродукцией и т.д.

Исходя из этого мы считаем полезным ознакомить наших читателей с последними статистическими материалами иностранной прессы, касающимися: а) распределения лесных площадей по странам Европы и б) объема производства и потребления леса в Европе.

Лесной фонд Европы

Распределение лесных площадей и лесистость европейских стран по оценкам последних лет представлены в табл. 1.

Почти 2/3 всей лесной площади Европы приходится па европейскую часть СССР. Чтобы представить себе, какими мощными лесосырьевыми ресурсами располагает СССР, достаточно сказать, что лесная площадь азиатской части СССР почти в два раза больше всей лесной площади Европы и в пять раз больше лесной площади капиталистических стран (без европейской части СССР).

После СССР наибольшими лесными площадями располагают Скандинавские страны. На долю этих трех стран приходится свыше 16% лесной площади Европы, в то время как 14 стран-импортеров обладают всего 13,4% европейских лесов.

Прибалтийские государства и лесоэкспортирующие страны Центральной Европы, при сравнительно довольно высоком проценте лесистости, занимают около 10% всей европейской лесной площади. Нужно отметить, что Германия и Франция располагают довольно значительной по размерам лесной площадью.

Наличие значительных собственных лесных фондов позволило этим странам в период кризиса сократить свой лесной импорт в гораздо большей степени, чем прочим странам-импортерам.

Поскольку в международной лесоторговле подавляющее значение имеют хвойные породы, приводим распределение лесных площадей на леса хвойные, лиственные и смешанные (табл. 2).

Площадь хвойных лесов европейской части СССР на одну треть больше площади хвойных лесов всех остальных европейских стран. Процент хвойных лесов в СССР значительно выше, чем во всех остальных европейских странах.

Весьма высок процент хвойных лесов в Скандинавских странах и Прибалтийских государствах. Благодаря этому их доля в площади хвойных лесов Европы достигает 25% и значительно превышает их уд. вес в общей лесной площади Европы, составляющий только 17%.

По группе центральноевропейских экспортеров хвойные леса преобладают в Польше, Австрии и Чехо-Словакии. В Югославии и Румынии подавляющая часть лесных площадей приходится на лиственные леса; эти две страны являются поэтому крупнейшими европейскими экспортерами лиственных пород (главным образом дуба и бука).

Во всех импортирующих странах, за исключением Германии, преобладают лиственные леса. Все импортеры вместе взятые располагают менее чем 10% хвойных лесов Европы. При этом на долю Германии приходится более половины этого количества. Таким образом, 11 импортеров обладают всего 4,4% европейских хвойных лесов.

Динамика производства и потребления с 1913 по 1928/29 гг.

Объем европейской лесной торговли определяется в основном разностью между размерами лесопотребления и собственной продукцией тех стран, где потребление не покрывается внутренним производством.

Соотношение между производством и потреблением деловой древесины по основным европейским странам показано в табл. 3.

Сопоставление фактического производства деловой древесины с нормальным годичным приростом показывает, что накануне империалистической войны, в 1913 г., объем лесозаготовок по северным странам был ниже годичного прироста, а по остальным группам стран превышал его незначительно.

В послевоенный период производство деловой древесины в Европе увеличилось, и в год, предшествующий началу мирового экономического кризиса, производство по всем странам, включая и северные, превышало годичный прирост.

Все страны-экспортеры значительно увеличили объем производства деловой древесины, в наибольшей степени возросло производство в центральноевропейских странах.

В импортирующих странах рост был очень невелик, составив всего около 2%. В целом производство деловой древесины в капиталистической Европе в год, предшествующий началу мирового экономического кризиса, возросло по сравнению с довоенным уровнем на 20%, причем этот рост почти целикам шел за счет истребления основных лесных фондов.

Превышение фактического объема заготовки и вывозки деловой древесины против нормального годичного прироста составило по всей Европе 16,5%, при этом по Прибалтийским странам производство превысило годичный прирост в два раза, а по центральноевропейским – в полтора раза.

Совершенно иную картину мы имеем в СССР. Лесные ресурсы страны настолько велики, что целый ряд богатейших лесных районов (в Сибири, ДВК, Карелии) еще не вовлечены в эксплуатацию. Наличные запасы древесины позволяют в несколько раз увеличить современный объем производства.

Объем производства деловой древесины в СССР в 1928/29 гг. был гораздо ниже объема 1913 г., так как за период империалистической и гражданской войны лесное хозяйство Союза подверглось сильному разрушению и к началу пятилетки еще не было полностью восстановлено.

Однако с 1929 г. благодаря произведенным крупным капиталовложениям в промышленное освоение лесов начинается процесс быстрого роста заготовки и вывозки деловой древесины. Уже в 1931 г. вывозка деловой древесины по СССР составила 106 млн м3, т. е. превысила размеры довоенного производства.

В то же время в капиталистических странах производство древесины с 1929 г. сокращалось под влиянием мирового экономического кризиса, и уровень, достигнутый в 1928/29 гг., следует считать для капиталистического мира наивысшим.

Анализируя динамику потребления деловой древесины, нужно прежде всего отметить сравнительно небольшой его рост в импортирующих странах. При этом прямое потребление даже слегка сократилось, и весь имеющий место рост происходил за счет увеличения потребления бумаги и целлюлозы.

Несомненно, что стабильность объема лесопотребления по кубатуре объясняется вытеснением из торгового оборота необработанных видов леса более облагороженными его видами. Удельный вес кругляка в лесной торговле падает за счет роста бумаги, целлюлозы, строганых и ящичных пиломатериалов, фанеры, различных изделий (мебели, катушек и пр.).

В северных странах эффективное потребление увеличилось на 20,7%, а прямое – на 40%. Это указывает на усиленное развитие экспорта продуктов переработки древесины – древесной массы, целлюлозы и бумаги.

В центральноевропейских экспортирующих странах рост прямого и эффективного потребления был равномерным, составив 20%.

Только в Прибалтийских странах потребление не возросло, а несколько сократилось. При этом прямое потребление немного превысило эффективное, что указывает на появление экспорта целлюлозы и бумаги.

Соотношение между производством и потреблением импортирующих стран в 1928/29 гг. почти не изменилось по сравнению с 1913 г. Их собственное производство в 1913 г. покрывало лишь 44,3% прямого потребления и 41,9% эффективного, а в 1928/29 гг. соответственно – 45,4 и 42%. Дефицит увеличился всего на 0,81 млн м3, т. е. на 1,5%.

В то же время в экспортирующих странах превышение собственного производства над собственным эффективным потреблением поднялось с 43,47 млн м3 до 60,62 млн м3 в 1928/29 гг., т. е. увеличилось на 16,88 млн м3.

В целом по Европе в 1913 г. производство и потребление балансировались. Иными словами, страны-импортеры могли покрыть весь свой дефицит леса ввозом из лесоизбыточных стран Европы, а эти последние почти весь избыток своей продукции реализовали в пределах европейских стран. Однако в 1928/29 гг., в связи с более быстрым темпом роста производства в экспортирующих странах, чем потребления в импортирующих, образовался разрыв и свыше 16 млн м3 (23%) не могло быть размещено на европейских рынках. Отсюда проблема внеевропейских рынков накануне кризиса приобрела особую актуальность.

Тема этой статьи Маркетинг
Еще интересные темы:

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры