Мировой лесной рынок на пороге 1934 г.

Статья была опубликована в №2 журнала «Лесная индустрия» за 1934 г.
+7 499 6535650
ул. Орджоникидзе, 11 115419 Москва, Россия

Посмотреть больше статей

Статья была опубликована в №2 журнала «Лесная индустрия» за 1934 г.

В беседе с американским корреспондентом г. Вальтером Дюранти т. Сталин указал на те изменения в динамике мирового кризиса, которые наметились в последнее время.

«Что касается экономического кризиса, то он действительно не последний кризис. Конечно, кризис расшатал все дела, но в последнее время, кажется, дела начинают поправляться. Возможно, что наиболее низкая точка уже пройдена. Я не думаю, что удастся достигнуть подъема 1929 г., но переход от кризиса к депрессии и некоторому оживлению дел в ближайшее время, правда, с некоторыми колебаниями вверх и вниз, не только не исключен, но, пожалуй, даже вероятен».

Положение на мировом лесном рынке, являющееся производным целого ряда экономических факторов, определяющих мировое хозяйство в целом, также подтверждает правильность характеристики, данной т. Сталиным.

Можно сказать также, что, несмотря на некоторое довольно значительное оживление, лесной рынок сильно отстает от уровня 1929 г. и не имеет предпосылок к росту оборотов и цен до уровня докризисного периода.

С осени 1932 г. на мировом лесном рынке, главным образом на рынках Сев.-Западной Европы, наметилось укрепление конъюнктуры, отразившейся в росте спроса, цен и размеров экспортно-импортной торговли.

1933 г. принес дальнейшее развитие этой конъюнктуры и дал после ряда лет падения оборотов мировой лесной торговли рост ее по большинству стран. Это явление можно объяснить ростом опроса как со стороны торговой сети, испытавшей сильное сокращение запасов на протяжении периода непрестанного снижения конъюнктуры, так и в росте реального потребления лесоматериалов, обусловленного влиянием военной конъюнктуры на хозяйство ряда капиталистических стран.

Подсчет количеств лесоматериалов, вывезенных из 10 важнейших стран-экспортеров, приведен в табл. 1.

Рост оборота по экспорту по указанным странам составляет 22,7%.

Аналогичный подсчет по странам-импортерам представлен в табл. 2.

Если принять условно, что рост мировой торговли лесом в 1933 г. составил 23–25%, то, основываясь на цифре в 46 млн м3 оборота всей торговли лесом в 1932 г., для 1933 г. мы получим около 57 млн м3, т. е. несколько выше, чем в 1931 г., когда оборот составил около 56 млн м3. По сравнению с 1929 г. оборот ниже примерно на 31%.

Развитие оборотов международной торговли лесом в наибольшей степени отразилось на странах Сев.-Западной Европы, а именно: Скандинавии, Прибалтике, Польше, Англии, Германии, Дании, Голландии, Бельгии. И в странах Центральной и Южной Европы, особенно со второй половины года, произошло некоторое улучшение конъюнктуры рынка, последовавшее после ряда лет непрерывного ухудшения в области сбыта и производства леса.

Однако если сбыт из стран-экспортеров Центральной и Юго-Восточной Европы и несколько возрос, то все же положение оставалось довольно тяжелым, особенно в области цен.

Положение лесной промышленности иллюстрируется, например в Австрии, тем, что в конце октября 1933 г., несмотря на рост экспорта, бездействовало около 60% лесных заводов, а во всех странах Центральной Европы в 1933 г. стояло не менее половины всех лесопильных предприятий.

Явление это связано с низкими ценами на рынках сбыта при высоких железнодорожных фрахтах, очень мало снизившихся в сравнении с морскими, и наконец, высоким обложением. Последнее составляло (в переводе на твердую денежную единицу) в Австрии в 1926–1931 гг. 226,8%, а в 1932–1933 гг. 241,8% по отношению к 1913 г. В противоположность этому некоторые предприятия Финляндии и Швеции в последние месяцы уже работали в две смены самым усиленным темпом.

В то же самое время, если рынки сбыта стран Севера значительно усилили свой импорт, например Англия, Голландия (первая почти до уровня 1930 г., а вторая 1931 г.), то такой важный рынок сбыта для Румынии, Чехо-Словакии и др., как Венгрия, сильно сократил свой спрос и, например, для Румынии снизил контингент на 25%. Из средиземноморских рынков Испания уменьшила свой ввоз, а Италия если и увеличила его, то спрос касался главным образом только III сорта при повышенных требованиях к браковке; кроме того, и этот завоз, по мнению некоторых (газета «Интерн. Хольцмаркт» в Вене), явился излишним, перегрузившим рынок на 1934 г.

Для Румынии и других экспортеров Юго-Восточной Европы встает вопрос о рынках сбыта для лучших сортов товара, так как он не находит себе достаточного спроса на естественных рынках сбыта этих стран. Заслуживает внимания, что Румыния, например, в связи с этим добивается возможности расширить экспорт в Германию и получить низкий тариф для транзита через Данциг.

Цены в США на лес, благодаря системе мероприятий Рузвельта по созданию «бума» во всем народном хозяйстве, поднялись довольно сильно, так же как и нагрузка лесной промышленности.

Цена на дугласову пихту №1, размер 2X4 «—6», в западных штатах с 11 долл. в январе поднялась до 18,39 долл. в октябре, после чего несколько упала. В переводе на золотой доллар этот рост составит не более 1%. В декабре в США введены в числе мероприятий по регулированию лесного рынка и промышленности минимальные цены на лесоматериалы.

Поскольку в условиях действия кодексов (один общий и ряд кодексов для различных отраслей промышленности), регулирующих минимальную зарплату, максимальное число рабочих часов, месячные квоты производства и другие моменты, себестоимость возрастает не менее, чем на 15%, – это должно будет отразиться на ценах.

Одновременно отметим, что в результате непрерывного повышения цен оптовики спешили закупить лес и тем поддерживали рост цен на него в США. В настоящее время склады переполнены, и количество покупателей начало уменьшаться. Вместе с тем при новом промышленном «режиме» заводы, имеющие заказы, получают отказ в разрешении работать в 2 смены для снижения себестоимости путем большей загрузки оборудования.

Что касается крупнейшего дальневосточного рынка – Японии, то там конъюнктура складывалась неравномерно под влиянием спекулятивных факторов; в конечном счете движение цен на все лесоматериалы, кроме еловых балансов, понизилось.

Одновременно с такой неравномерностью динамики мирового лесного рынка мы в отношении отдельных стран наблюдаем неравномерность конъюнктуры в отношении различных групп товаров.

Наиболее сильно отразилось повышение конъюнктуры на рынке пиломатериалов, балансов, фанеры и клепки. Твердых пород, пропсов повышение конъюнктуры коснулось главным образом тем, что приостановилось сильное дальнейшее ухудшение на этих рынках.

При этом если по пиломатериалам наблюдается при росте оборота за 1933 г. примерно на 26% общее значительное повышение цен, то в отношении балансов при еще большем росте оборота – порядка 60% – значительного роста цен не произошло; например, в Германии средние цены за 1933 г. на импортные балансы стояли не выше цен 1932 г.; по фанере при росте оборота порядка 12–14% цены укрепились лишь в последние месяцы 1933 г.

По пропсам и твердым породам расширение оборотов мирового рынка было незначительным, а укрепление цен коснулось лишь некоторых отдельных товаров и рынков. Характерным явлением в 1933 г. явилась устойчивость повышения конъюнктуры, при отсутствии резкой реакции или срывов на протяжении сезона, по важнейшим товарам.

При специфичности условий торговли по различным группам товаров, особенно в текущий период, мы осветим положение рынка в разрезе отдельных, важнейших групп лесотоваров.

Пиломатериалы

Независимо от процесса пополнения складов реальное потребление пиломатериалов в 1933 г. как в строительстве, так и в тароупаковке, судостроении и других отраслях, несомненно, возросло.

Усилия правительств Англии, Германии и других стран, направленные на форсирование строительства как метода борьбы с огромной безработицей, привели к некоторому росту жилищного строительства, важнейшего потребителя пиломатериалов.

Данные по жилстроительству в Германии за 9 месяцев 1933 г. показывают рост числа оконченных квартир на 3,5% по сравнению с 1932 г., а числа начатых – на 13%.

Во Франции индекс строительства за последние месяцы не дал улучшения; так, например (1913 г. = 100): июль 1932 г. – 93, июль 1933 г. – 91, сентябрь 1933 г. – 90.

В большинстве европейских стран – Голландии, Бельгии, Дании, Венгрии, так же как и в некоторых внеевропейских странах, например в Южно-Африканском Союзе, по имеющимся сведениям, строительство стояло на высшем по сравнению с 1932 г. уровне.

По США с июня по сентябрь происходило относительное улучшение строительства, однако главным образом за счет построек «общественного пользования», а не жилстроительства.

Общее количество площади в жилых строениях по всем заключенным контрактам хотя несколько поднялось, но по сравнению с предыдущими годами очень низко.

Среднее месячное количество площади по контрактам в млн кв. футов: 1931 г. – 17,8, 1932 г. – 6,5, 1933 г. – 5,9.

В Канаде уровень строительства стоял ниже, чем в 1933 г.: индекс строительства в октябре 1933 г. составил лишь 37 против 40,1 в октябре 1932 г.

Спрос на ящичную тару под овощи, апельсины и пр. в 1933 г. также несколько увеличился, в частности, в таких странах, как Венгрия, Южная Африка (в связи с ростом экспорта апельсинов и других фруктов).

Оборот мирового рынка по пиломатериалам в 1933 г. представляется в следующем виде (табл. 3 и 4):

Если распределить процент роста оборота по импорту-экспорту пиломатериалов (около 26) на весь 1933 г., то мировой оборот торговли этим сортиментом составит примерно 5,5 млн стд., т.е. выше оборота 1931 г., когда он равнялся 5,2 млн стд.

По Англии, где запасы пиломатериалов у импортеров оказались особенно истощенными, импорт за 11 месяцев составил 1 796,6 тыс. стд., превзойдя не только последние годы, но и 1928 г. и 1929 г. (1928 г. – 1 770,5 тыс. стд.), и отставая лишь от уровня 1927 г. (св. 2 млн стд.). Чрезвычайно возрос импорт Голландии, превзойдя за 10 месяцев уровень всего 1932 г. – 304,8 тыс. стд. Импорт Дании, где строительство в 1932 г. увеличилось по сравнению с 1933 г. вдвое, также дал сильный рост, но не достиг уровня 1931 г.

При повышении спроса со стороны рынков и при отсутствии в 1933 г. значительного расширения предложения цены на пиломатериалы на рынках Сев.-Западной Европы увеличивались.

Значительно поднялись цены и на продукцию второго и пятого сортов. Шведские пятые сорта в Лондоне сиф поднялись с 8,15 до 11,5 ф. ст.

Относительно сильнее укрепились цены на елку по сравнению с сосной. Так, «Шведское экономическое обозрение» дает следующее движение цен (в кронах):

Рост цен составляет с начала года 35 крон по сосне и 42 кроны по елке. В пересчете на твердую денежную единицу рост цен составил: по сосне лишь 4% (а с октября 1932 г. 13%), а по елке 12,5% (и 19%).Указанные данные относятся к движению базисных цен на пиломатериалы.

В противоположность другим экспортерам Канада в течение 1933 г. в борьбе за английский рынок, помимо политического нажима, проводила чрезвычайное снижение цен, до совершенно абсурдных пределов, так что английская лесная пресса неоднократно указывала, что Канада проводит демпинг, продает, не считаясь с себестоимостью и т. д.

Для характеристики степени снижения цен Канадой укажем, что осенью канадский лес стоил на западном побережье Англии 41,10 сиф за 7" елку, а орегонская сосна от 9 до 10,10 ф. ст. сиф Лондон, т.е. дешевле польского товара, тогда как обычно цены на канадский лес стояли на столь высоком уровне, что это одно, независимо от несоответствия канадской спецификации требованиям английского рынка, делало канадский лес неспособным конкурировать с другими странами.

Интересно все же, что в связи с сильным спросом на лес в Англии и другими указанными обстоятельствами ввоз канадского леса в Англию в 1933 г. сильно возрос – с 59 тыс. стд. за 11 месяцев 1932 г. до 160 тыс. стд. в 1933 г.; ее удельный вес в импорте пиломатериалов соответственно увеличился с 5 до 10,2%.

Однако почти так же использовала обстановку на английском рынке и Польша, увеличившая свой завоз в Англию тоже более чем вдвое – с 53 до 139 тыс. стд., а удельный вес – с 4,5 до 8,8%, без аналогичного понижения своих цен.

Несколько неожиданные результаты дает сравнение средней выручки за весь год с 1932 г. Оказывается, что по всему английскому импорту средняя статистическая цена пиломатериалов даже снизилась (влияние Канады) с 10,5 ф. ст. за 1 стд. до 10,1 ф. ст. за 11 месяцев 1932 и 1933 гг.

На германском, бельгийском, голландском и датском рынках имело место также значительное повышение цен. В частности, по Голландии цена на шведские-финские пиломатериалы 21/2Х7" дала следующее повышение (в гульденах за стандарт по голландской прессе): январь–май – 70, июнь – 72 5, июль–август – 75, сентябрь–октябрь – 80. Работа наших конкурентов в области хвойных пиломатериалов в текущем году характеризовалась рядом особенностей.

Особенностью экспорта Швеции и Финляндии в 1933 г. явилось сосредоточение их на расширении сбыта на основные европейские рынки и некоторое ослабление нажима на заокеанские и колониальные рынки. Особенно заметно это в отношении Финляндии, которая совсем ушла в 1933 г. с ряда новых для них рынков, как Тунис, Ирак, Персия.

Обратное следует отметить в отношении Польши. Эта страна развивала особенную активность по экспорту пиломатериалов (как и других лесотоваров), усиленно конкурируя, например, с Румынией по ящичному товару в Палестине, проникая на этот рынок путем политики низких цен, снижения фрахтов и экспортных премий.

Наконец, весьма активна была Канада.

Экспорт из Британской Колумбии после сильного падения снова возрос, составив за 10 месяцев 1933 г. около 255 тыс. стд. против 223 за весь 1932 г. и 282 за весь 1931 г. Это увеличение произошло, помимо английского рынка, также за счет Китая, Австралии и Южной Африки, куда Канадой направлялись специальные торговые миссии; кроме того, большую роль здесь сыграли преференции, полученные в британских доминионах после Оттавской конференции, а также субсидирование пароходных линий в Южную Африку и Китай.

Югославия и Румыния шли по линии сильного снижения цен и ожесточенной конкуренции в бассейне Средиземного моря.

Запродажи на 1934 г. начались в истекшем году весьма рано. На 1 января Швецией было продано 150 тыс. стд., а финнами 225 тыс. стд. Цены запродаж на будущий год не испытали влияния ажиотажа, часто сопутствующего установлению цен на новый год, и в общем держатся на уровне осенних цен 1933 г. Лучшие марки из Иевле стоили 14–14,10 ф. ст. за размер 3Х9" и 12–12,10 ф. ст за 7" батенсы, из Гернезанда – 11,10 ф. ст. за 7" с тенденцией к некоторому повышению последней цены.

Интересно отметить, что финские цены повысились относительно близко к уровню шведских. Крупные экспортеры финского нижнего гольфа продавали по 12,10 ф. ст. за 3Х9" и 11 ф. ст. за 7" сосновые батенсы, 10,10–10,15 за 6" и 2Х9"; второстепенные экспортеры несколько снизили в декабре свои цены, продавая 7" батенсы по 10 ф. ст. Характерной чертой являются высокие накидки на бордсы – 15 шил. – и низкие скидки на меньшие размеры, большей частью не 10, а 15 шил. Таким образом, при прежней базисной цене реальная цена оказывается довольно высокой.

Польские цены на сосну 7" на государственных заводах на 1934 г. еще значительно повышены, до 12–12,6 ф. ст. сиф. Однако рынок, видимо, пока считает их приемлемыми.

Положение английского рынка елки более устойчивое, чем сосны. Так, Финляндия продавала елку 7" батенсы по 9,15 ф. ст. при цене сосны, снизившейся до 10 ф. ст. Шведская елка предлагалась на май и июнь по 10,5 ф. ст. за 6" со скидкой в 5 шил. за 5–51/2 против финских скидок в ряде случаев в 10 шил. на дюйм. Покупатели предпочитали более дешевую финскую елку.

Строганый товар продавался по твердым ценам, 14 ф. ст. за 6" сиф Лондон из Швеции, из Финляндии 12,15–13 ф. ст. на май и немного ниже на июнь и июль.

Цены осенних аукционов и торгов на сырье во всех странах повысились. По отдельным имеющимся данным о результатах аукционов в Финляндии, цены на сырье повысились там на 40–50%, во Франции – на 20–40%, в Германии – 20% и т.д. Это обстоятельство до известной степени определяет цены и на пиломатериалы.

Однако при оценке перспектив на 1934 г. приходится учитывать следующие 3 момента: степень насыщенности рынка к началу 1934 г., перспективы потребления и роста предложения со стороны стран-экспортеров.

Имеются данные, что, например, английский рынок к концу 1931 г. имел значительные складские запасы пиломатериалов, в частности, запасы пиломатериалов в доках Лондона на 1 декабря составляли 102 тыс. стд. против 89 тыс. на ту же дату прошлого года.

Корреспондент шведского журнала «Свенск Травару Тиднинг» характеризует перспективы английского рынка в 1934 г. следующим образом: «В связи с наблюдаемым улучшением в ряде отраслей промышленности следует ожидать, что потребление лесоматериалов в Англии останется на уровне 1933 г.

Все же не следует игнорировать того факта, что Англия импортировала лесоматериалы в 1933 г. в количестве, превышающем ее потребности, в результате чего все склады как импортеров, так и непосредственных потребителей исключительно полно загружены. Это обстоятельство объясняет также причину падения спроса в последнее время на промптовый товар.

Более того, увеличились жалобы на крайне низкие перепродажные цены (сиф), принимаемые многими импортерами в крупных портах, что вызывается стремлением перепродать товар до его прибытия во избежание расходов по перегрузке. Принимая все это во внимание, следует сделать вывод, что, если даже уровень потребления леса будет не ниже уровня 1933 г., ожидать увеличенного импорта в 1934 г. по сравнению с 1933 г. не приходится».

Корреспонденция далее указывает, что со стороны руководящих шведских и финских фирм значительного увеличения продукции не ожидается, но в связи с повышением цен на лесоматериалы более мелкие промышленники работают более интенсивно и, очевидно, увеличат свое предложение на рынке. Увеличение экспорта ожидается также со стороны Польши и Балтийских стран.

По имеющимся уже сейчас данным, экспорт из 5 стран, объединяемых Международным лесным комитетом в Вене (Польша, Чехо-Словакия, Австрия, Румыния и Югославия), в 1934 г. возрастает на 130 тыс. стандартов. Швеция и Финляндия, афиширующие отсутствие намерений расширить производство, тоже вряд ли удержатся от некоторого увеличения распиловки на экспорт. Что касается перспектив строительства, то оно вряд ли дает сильный рост по сравнению с 1933 г., а по некоторым странам ожидается даже его сокращение.

В целом перспективы рынка пиломатериалов рисуются таким образом, что после удовлетворения спроса на ПОВ, при некотором ослаблении последнего, возможно ожидать расширенного предложения товара свежей распиловки из целого ряда стран с середины лета.

Если не будет достигнут рост потребления леса, неизбежно наступление некоторой реакции и в ценах.

Фанера

В мировой торговле клееной фанерой мы также наблюдаем рост оборотов в 1933 г.

Таким образом, при некоторой полноте указанных данных, охватывающих около двух третей всего оборота, несомненным представляется довольно значительное увеличение оборота мировой торговли.

При сравнении с предыдущими годами оказывается, что мировой оборот по фанере, сильно сократившийся в 1931 г. по сравнению с максимальным 1930 г. и снова расширившийся в 1932 г. почти исключительно за счет увеличения завоза в Англию, в 1933 г. перешагнул уровень 1929 и 1930 гг.

Имевший место в дальнейшем рост импорта–экспорта фанеры свидетельствует о все большем и большем внедрении этого товара в различные области применения и не может быть объяснен одними конъюнктурными явлениями некоторого количественного расширения деятельности потребляющих фанеру отраслей.

Для иллюстрации сказанного сравним рост оборота по торговле фанерой и пиломатериалами в 1933 г., т.е. двух товаров, находящихся под влиянием конъюнктуры целого ряда общих для них отраслей потребления – строительства, тароупаковочной, мебельной промышленности, вагоно- и судостроения.

Однако такое сравнительное выдвижение оборота по фанере, возможно, зависит и от ряда причин, в силу которых размеры торговли фанерой опережают реальное увеличение спроса на нее и лежат в сфере самой торговли и производства, а не потребления.

Эти факторы особенно сильно сказались в 1932 г. в Англии, и заключались они в том, что при повсеместном развитии фанерной промышленности и неполной нагрузке предприятий, очутившихся перед сжатием потребления фанеры, экспортеры шли на различные льготы, продажу в кредит и т. д., лишь бы стимулировать запродажи.

Эта линия находила себе поддержку и в странах-импортерах, так как в области торговли фанерой особенно сильно сказываются спекулятивные стремления, и фанера привлекла много новых фирм, раздувающих закупки в той или другой стране.

Кроме того, при оценке роста импорта фанеры в 1933 г. следует учитывать, что только 2–3 страны-экспортеры дали новое сильное повышение импорта фанеры, а именно Бельгия и Франция, куда ввоз фанеры дает устойчивую тенденцию роста, и Голландия, удвоившая свой ввоз по сравнению с 1929 г.

Параллельно с этим в 1933 г. экспорт Франции и Голландии (фанер) из Окумэ сильно снизился.

В отношении же большинства других стран, в первую очередь таких крупных импортеров, как Германия и Аргентина, импорт фанеры лишь несколько восстановился после сильнейшего сокращения в 1931 и 1932 гг.

Что касается стран-экспортеров, то расширение емкости рынка использовано ими сравнительно равномерно, за исключением СССР, который по коммерческим соображениям, независимо от наличия эмбарго, несколько сократил свой ввоз на основной рынок – Англию.

Значительно расширила свой ввоз в Англию Финляндия, тогда как Латвия и Эстония, в силу невыгодного соотношения курса фунта и своих валют, не могли быть достаточно конкурентоспособными на английском рынке и сократили свой ввоз вдвое.

Конъюнктура фанерного рынка, в первую очередь английского, в первую половину года была весьма слабой. На рынок оказывали давление большие нереализованные запасы в торговой сети, низкие цены не имели тенденции укрепления, и в спросе были главным образом более низкие сорта фанеры. К этому же присоединялось ожидание последствий распада финской ассоциации экспортеров фанеры с 15 июля, которые, однако, не оправ-дались, так как финны продолжали поддерживать свои цены.

С середины лета обнаружилось некоторое улучшение конъюнктуры, запасы начали рассасываться. К концу года цены уже оказались на значительно более высоком уровне не только по новым запродажам, но и по товарам со склада. Так, например, в декабре «Черчилль и Сим» поднял цену на советскую березовую фанеру на 12,5%. Цены на финскую березовую фанеру сухой клейки ВВ толщиной 3 мм, упавшие к концу 1932 г. до 7.6.3 ф. ст. против 9.17.6 в начале года и оставшиеся на этом уровне в течение первой половины 1933 г., во второй половине года были подняты до 7.16.3 ф. ст. На континентальных рынках цены также дали в конечном итоге года повышение: польская ольховая фанера франко-граница повысилась в цене с 220 до 275 злотых на 1 м3, или на 25%.

Тем не менее, несмотря на повышение качества и сортимента, выручка за 1 м3 фанеры в среднем в 1933 г. оказалась у Финляндии ниже, чем в 1932 г. (в переводе на золото).

Запасы на складах в Англии все же значительны; некоторое представление об этом дает сопоставление запасов на лондонских доках: на 1 декабря они были выше прошлогодних – 28 663 т против 21 853 т. Правда, это обстоятельство, с другой стороны, свидетельствует о значительном завозе фанеры, которая сильно закупается импортерами, и на ранние сроки 1934 г.

По имеющимся сведениям, фанерные предприятия в странах-экспортерах в связи с заказами сильно подняли свою нагрузку, в частности, польская фанерная промышленность, особенно сократившая работу в 1932 и 1933 гг.

Условия продажи на будущий год довольно благоприятные, что видно из того, что экспортерам фанеры из Австрии и столярных плит из Польши удалось, по сведениям прессы, обеспечить в своих контрактах гарантию курса. Характерной чертой контрактов 1933 г. было введение различных пунктов с «фолл и райз-клоз» (т.е. об изменении условий при повышении или снижении цен), которые еще обременяли риском экспортера.

В положении самого рынка следует отметить еще неудовлетворение спроса по толстым размерам сорта ВВ (от 9 мм и выше), в частности советским, недостаток в последнее время размеров 72 дм, что усиливает позиции канадской промышленности, дающей большие размеры.

Довольно устойчив был и спрос на мелкие размеры (3–4 мм), так называемые «трэнк-сайзес», и особенно на 6oлее толстые сорта этого рода фанеры.

Что касается столярных плит, то спрос концентрировался главным образом на более дорогих сортах, и высокие цены, установленные на эту продукцию новым объединением производителей Германии, дали возможность усилить экспорт этого товара из других центральноевропейских стран.

Польская фанера усиленно пробивает себе дорогу при поддержке государства на средиземноморские рынки, в Англию, и даже появилась в Афганистане. Латвийцы развивают у себя производство венированной дубом фанеры, и этим занято сейчас несколько предприятий. На 1934 г. латвийская фанерная промышленность имеет довольно много заказов с континента, главным образом из Германии.

Что касается заокеанских экспортеров, то Япония, видимо, испытывала затруднения в части хорошего сырья для своей дубовой фанеры, в то же время усиленно развивая производство и экспорт более дешевых видов фанеры, особенно ящичной и ящичных комплектов для рынков Востока. Несмотря на благоприятные условия сбыта канадской хвойной фанеры из дугласовой пихты, рынок насыщен не был, так что Канада, как видно, с этим делом справляется довольно слабо.

Наконец усилила свою активность Испания, используя сокращение французского и голландского экспорта фанеры из Окумэ.

Во всех основных странах – производителях фанеры в 1933 г. наблюдалась усиленная концентрация в этой отрасли и укрепление влияния государства на фанерную промышленность. Так, в Италии правительство с особой заботой относится к развитию собственной продукции, и в 1934 г. производство должно достигнуть 35–40 тыс. м3, не имев 3–4 года назад почти никакой базы.

В Германии создан центральный союз фанерной промышленности с широкими функциями в области сбыта (регулирование условий, установление единого прейскуранта), и возможно, что под давлением промышленности будет проведено дальнейшее повышение пошлин на фанеру. В Польше с приобретением крупной фанерной фабрики государство усиливает свое влияние в этой области.

В США фанерная промышленность подпала под действие одного из кодексов, регулирующих и объединяющих различные отрасли промышленности. Цены на сырье в странах-производителях осенью поднялись, в частности, на березовое сырье в Финляндии на 30%, а на ольху в Польше на 50%. Это обстоятельство в известной мере должно оказать воздействие на цены готовой фанеры, хотя не страхует их от падения в случае избытка предложения фанеры на рынке.

Балансы

Рост спроса на балансы в 1933 г. был весьма значителен. Это явление вызвано сильным сокращением запасов балансов на предприятиях и некоторым ростом производства целлюлозы, отчасти под влиянием военных заказов, отчасти расширения спроса со стороны бумажной промышленности.

В октябре производство целлюлозы было только на 9,2% ниже уровня 1928 г. К концу года предприятия в Германии работали с полной нагрузкой и получили еще новые заказы от правительства.

В бумажной промышленности Франции 1933 г дал также значительный рост: индекс производства поднялся со 100 в июле 1932 г. до 140 в июле 1933 г. и затем снизился до 129 в сентябре.

В целом при росте оборота в 50–75% против 1932 г. мировая торговля балансами выросла выше уровня 1931 г., но не дошла до уровня 1929 г.

При сильном росте спроса на балансы цены на балансы внутренней заготовки в Германии поднимались на протяжении года: индекс цен на балансы вырос с 39,4 в октябре 1932 г. до 45,5 в мае 1933 г. и 49,5 в июле 1933 г. против 40,8 в июле 1932 г.

Однако выручка импортеров балансов в Германию не дала аналогичного повышения. Так, средняя годовая стоимость импортных балансов (по германской статистике импорта) за 1 м3 дает следующее понижение (в германских марках): по всему импорту: 1932 г. – 10,6; 10 месяцев 1933 г. – 9,3 (падение на 12,3%).

Средние статистические цены за 1 м3 по польскому экспорту дают снижение (в злот.) за 1 м3: 9 месяцев 1932 г. – 36,95; 9 месяцев 1933 г. – 28,47 (падение на 23%).

По чехо-словацкому экспорту (кроны за 1 м3): 9 месяцев 1932 г. – 176; 9 месяцев 1933 г. – 163 (падение на 7,4%).

Такое снижение цен может быть объяснено чрезвычайно острой конкуренцией. Уже в октябре–ноябре 1933 г. германские концерны начали закупки на 1934 г.; в частности, заслуживает интерес закупка балансов в Румынии, которая до сих пор почти не снабжала Германию.

Перспективы рынка балансов представляются крепкими.

Пропсы

Рынок этого товара в важнейших странах-импортерах, как Англия, Бельгия, Голландия, на протяжении 1933 г. находится в малоподвижном состоянии благодаря наличию запасов пропсов и отсутствию сколько-нибудь значительного оживления в работе угольной промышленности.

По сравнению с предыдущими годами мы видим, что при росте на несколько процентов в 1933 г. оборот рынка не достигает даже цифры 1931 г. и примерно на 1/3 ниже уровня, достигнутого в 1930 г.

Особенностью 1933 г. было значительное развитие товарообменных сделок по пропсам, заключенным Англией с экспортерами пропсов в обмен на уголь. Помимо крупных сделок с Канадой и Швецией, в конце 1933 г. велись переговоры с Францией на поставку пропсов, а также с австрийскими жел. дорогами.

Поставка пропсов из Австрии станет возможной, однако, вероятно, только в случае, если Австрия добьется льготных железнодорожных тарифов на Триест. Все эти сделки, конечно, давили на цены рынка и ухудшают перспективы его равномерного развития.

Во второй половине 1933 г. конъюнктура рынка пропсов в связи с некоторым рассасыванием запасов немного улучшилась. Цены в Англии на финские и шведские пропсы поднялись по сравнению с началом года примерно с 70–74 до 78 шил. за ркс сиф в июле, снова ослабев в осенние месяцы.

По сравнению с прошлым годом мы наблюдаем некоторый подъем против середины 1932 г. по финским ценам и снижение по Швеции. Однако по сравнению с ценами конца 1932 г. цены финнов и шведов выше процентов на 15.

В связи со значительным наличием запасов в портах в сделках на будущий год в конце 1933 г. было затишье, и между импортерами и продавцами были значительные расхождения в ценах. Существенного подъема на этом рынке не ожидается. Некоторое предполагаемое сокращение производства пропсов в Швеции, возможно, поддержит цены, но оно может быть уравновешено расширением предложения из Прибалтийских стран.

Твердые породы

Импорт и экспорт твердых пород не дали значительного увеличения в 1933 г. В частности, на важнейший рынок – Англию – за 11 месяцев 1933 г. поступило твердых пород даже несколько меньше, чем в 1932 г.

Экспорт из Польши увеличился с 11 197 тыс. т за 9 месяцев 1932 г. до 121,8 тыс. т в 1933 г. Незначительно вырос и экспорт США – с 198,8 млн доск. ф. за 9 месяцев 1932 г. до 206,1 млн в 1933 г.

Единственным товаром, испытавшим значительный подъем конъюнктуры, явилась клепка, вначале биндерная, а затем – для вин. Это обстоятельство было связано с огромным спросом на тару со стороны США после отмены сухого закона в отношении пива и вина.

Ввиду этого цены на клепку и бочки поднялись в середине лета и августа вдвое. После усиленного завоза клепки и бочек в США на рынке наступила некоторая реакция. Так, цена за пивную бочку из европейских стран (Германии, Франции, Швейцарии) в Нью-Йорке поднялась с 41/2долл. в середине лета до 9 долл. в августе, затем снова опустилась до 5 долл. Рост экспорта клепки из Польши и бочек из Австрии и Германии иллюстрирует сказанное.

Размер настоящего обзора не позволяет нам остановиться подробнее на рынке твердых пород. Следует указать, что к концу 1933 г. цены у экспортеров и по дубу, и по буку снизились, и они вели переговоры о продажах на 1934 г. При значительном предложении твердых пород спрос на 1934 г. предъявляет высокие качественные и спецификационные требования.

Тема этой статьи Маркетинг
Еще интересные темы:

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры