Интервью руководителя Государственного комитета лесного хозяйства Украины Виктора Червоного

Виктор Червоный: "Для Украины может быть стратегически важным восстановление таких транспортных потоков, потому что они не только создают рабочие места, но и позволяют получать дополнительные доходы".
Next Business Media

Посмотреть больше статей

Существовавший в советское время транспортный поток леса с северо-запада России на европейский юг и Африку проходил через Одессу, Крым и черноморское побережье Украины. В последние годы он практически иссяк.


Организации

– Какова сегодня доля лесопромышленного комплекса в ВВП Украины?

– Достаточно маленькая, приблизительно 0,2%. Это связано с тем, что Украина, по сравнению с Россией, имеет небольшую лесистость – всего 15,7%. В год вырубается всего около 15 млн кубометров. В Украине лесное хозяйство ведется комплексно. Из заготавливаемых 15 млн кубометров в целом по стране 12,1 млн заготавливается предприятиями Госкомлесхоза. Заготовку ведут также предприятия Минобороны и агропромышленный комплекс. Из 12,1 млн кубометров порядка 16% мы перерабатываем самостоятельно, что составляет около 2 млн, а все остальное реализуется в круглом виде, как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Украина всегда была остродефицитным лесным регионом и в советские времена перерабатывала порядка 40 млн кубометров, из которых только 15 млн заготавливались в Украинской ССР. Остальной объем импортировался из России. Реформы, проведенные в Министерстве лесной промышленности, привели к развалу деревообрабатывающей отрасли, и Госкомлесхоз был вынужден интенсивно развивать внутреннюю переработку. В Украине лесхозы всегда занимались переработкой низкосортной древесины, но в связи с отсутствием внутреннего рынка мы пошли двумя путями.

Сначала, изучив внешний рынок, начали экспорт древесины. Потом для обеспечения внутреннего рынка мы решили развивать переработку древесины на государственных лесохозяйственных предприятиях, потому что другие предприятия, использующие древесное сырье, остановились и не работали. Из четырехсот небольших лесозаводов переработкой низкосортной древесины занимаются триста. На предприятиях, которые мы модернизировали (их около ста), выпускаются клееная фанера, паркет, частично производятся мебель, столярные изделия. Таким образом, мы решили свою проблему, сохранив предприятия и рабочие места, а экономические потрясения обошли лесное хозяйство. На сегодня около 100 тысяч человек работают в системе Госкомлесхоза Украины, из них в деревоперерабатывающем производстве – около 17 тысяч.

– На какую продукцию лесного комплекса Украины приходится наибольшая доля производства?

- Основная доля продукции лесной промышленности Украины приходится на производство плитных материалов и целлюлозы. Если в целом говорить о стране, то, к сожалению, в Украине есть только один целлюлозно-бумажный комбинат, который не покрывает всех потребностей страны. Поэтому у нас продается много импортной бумажной продукции.

– Какие страны являются основными партнерами Украины в торговле продукцией ЛПК?

– Мы сотрудничаем почти со всеми странами Европы, некоторыми странами Ближнего Востока. Основные импортеры нашей продукции – Турция, Франция, Германия, Венгрия, Польша. Экспортные поставки в 2004 году составили 2,6 млн кубометров, что составляет примерно 19% от всей заготовки древесины. На экспорт идут техсырье, балансы, пиловочник, пиломатериалы и заготовки. Обработанных материалов было поставлено 345 тысяч кубометров, что составляет 13% экспорта, 87% – необработанные лесоматериалы, в том числе техсырье и балансы – 55,4%. Объем реализации в прошлом году по Госкомлесхозу составил 1,528 млрд гривен ($305 млн), в том числе на экспорт поставлено продукции на сумму $133 млн. Те 19%, которые приходятся на экспорт кругляка, составляют 46% всех поступлений от продаж продукции.

Нашим основным экспортным рынком является Турция, куда поставляются техсырье и балансы для производства плит МДФ и ДСП, пиловочник низких сортов для производства опалубки и строительства. Такую продукцию в Украине перерабатывать некому. Из всего экспорта техсырья и балансов 90% составляют твердолиственные породы древесины. Несколько лет назад наша страна сотрудничала с европейскими странами по бартерному принципу, но за последние пять лет промышленность Украины начала развиваться, мы отказались от бартерных отношений и на сегодняшний день полностью перешли на единые расчеты.

На условиях товарного кредита закупаем лесохозяйственную технику в Германии, Венгрии, Словакии.

– Какими приоритетами руководствуется государство в тарифном регулировании экспорта и импорта продукции деревообработки?

– Тарифы на продукцию деревообработки на сегодняшний день практически не регулируются. Нет никаких ограничений. Несколько недель назад был принят закон об ограничении экспорта древесины ценных пород и о введении на лесопродукцию сертификата происхождения. Выдается он только постоянным лесопользователям. Однако на этот закон наложено вето в связи с тем, что запрет экспорта противоречит вступлению Украины в ВТО. Я думаю, что закон примут после внесения ряда поправок. Мы полностью поддерживаем введение сертификата происхождения древесины и, конечно же, не против введения пошлин на некоторые виды продукции.

– Как вы оцениваете предложение Министра промышленной политики Украины Владимира Шандры ограничить экспорт круглого леса?

– Об ограничении не может быть и речи. Некоторые предприятия хотят диктовать ценовую политику и лоббируют выгодные для себя условия. В связи с этим мы имеем проблему: если на техническое сырье, балансы будут введены ограничения по экспорту в виде пошлины, то нам просто не будет смысла что-либо экспортировать, потому что железнодорожные тарифы повысились, и мы сейчас работаем на практически нулевой рентабельности. Ограничив экспорт круглого леса, мы на некоторых направлениях вообще приостановим заготовку древесины, потому что нет смысла заготавливать себе в убыток.

– В СССР была создана единая система организации лесного хозяйства. В каком состоянии сейчас взаимодействие украинских и российских лесопромышленников?

– Серьезная кооперация, оборудование, трелевочная техника – все выпускалось, большей частью, в России. При перевооружении и модернизации своих цехов мы, конечно же, поставили современное импортное оборудование, цена которого выше российских аналогов, но качество и надежность оправдывают понесенные на покупку затраты.

– Реально ли вступление Украины в ВТО до конца 2005 года?

– Чисто экономически, я думаю, Украина готова к этому, и считаю, общественность будет приветствовать все начинания, направленные на экономическую интеграцию

– Как вы оцениваете инвестиционную привлекательность лесопромышленного комплекса Украины?

– На сегодняшний день Комитет лесного хозяйства Украины находится в состоянии совершенствования структуры, и мы на пути отделения деревоперерабатывающего производства от лесного хозяйства. Вместе с директорским корпусом изучается вопрос о целесообразности функционирования деревоперерабатывающего производства в системе Госкомлесхоза, потому что по опыту европейских стран, государственные предприятия не способны привлечь достаточное количество инвестиций в деревоперерабатывающую промышленность и развивать внутри неделимых комплексов какие-то отдельные направления. Поэтому мы идем по пути сохранения существующего уровня переработки и, где есть возможность, хотим безболезненно для всего ЛПК приватизировать отдельные предприятия с целью привлечения инвестиций. А небольшие цеха, которые всегда существовали в отрасли для переработки низкосортной древесины и для обеспечения внутренних потребностей самих предприятий, мы будем пока сохранять в государственной собственности. Сегодня в Украине есть привлекательные для инвесторов направления – по переработке, балансам и технологическому сырью.

– Какова цель отделения деревообработки от лесного хозяйства в структуре государственных органов управления?

– Во многих европейских странах отказались от единого госуправления, потому что, имея в госсобственности леса, трудно изыскать средства на инвестиции в государственные же деревообрабатывающие предприятия. Сейчас в Украине идет развитие деревообрабатывающей отрасли. Учитывая то, что мы никогда в прошлом не удовлетворяли потребности этого рынка, мы видим нашей задачей обеспечение деревообрабатывающих предприятий украинской древесиной. Мы не хотим покупать дорогостоящее деревоперерабатывающее оборудование в ущерб лесному хозяйству.

Переработка древесины со временем отойдет от лесного хозяйства, останутся только удовлетворение собственных потребностей и потребностей местного населения в небольших объемах. И основная задача, которую мы перед собой ставим, – это создание новых лесов и увеличение лесистости нашей страны. Несколько лет Госкомлесхоз и его научные подразделения разрабатывали основы возможного реформирования отрасли. Госкомлесхоз, НИИ работают с международными структурами, изучают пути возможного реформирования. Это и австрийский проект, и шведский. Активно сотрудничаем с польскими и литовскими лесоводами. На базе этих наработок мы направили на имя президента записку о состояниии ведения лесного хозяйства, о его проблемах и перспективах, и по его поручению представили на рассмотрение правительства Концепцию развития лесного хозяйства. Предложенная модель ведения лесного хозяйства основывается на государственной собственнности на леса и широком привлечении частного бизнеса для выполнения различных работ и оказания услуг лесному хозяйству по выращиванию леса, лесозаготовке, защите от вредителей и т.д.

Наше мнение таково, что лесное хозяйство должно заканчиваться лесозаготовкой и реализацией древесины, охватывая весь цикл единого производства: от сбора семян и выращивания посадочного материала до рубки главного пользования, сплошной, выборочной или постепенной, то есть до сбора урожая. Ведь сбором урожая и реализацией древесины заканчивается цикл лесного хазяйства в большинстве стран Европы. А деньги, заработанные при этом, направляются на выращивание лесов, их охрану и т. д.

– Повлиял ли на инвестиционный климат политический кризис 2004 года?

– Я не думаю, что кризис как-то резко повлиял на инвестиционный климат в целом, постреволюционный период характеризовался заинтересованностью инвесторов в лесоперерабатывающей отрасли.

– В мае этого года появилась информация о списке из 29 предприятий, подлежащих реприватизации. В нем находились Рубежанский КТК и компания «Укрпапирпром». Скажите, сохранились ли планы реприватизировать эти два предприятия?

– На сегодня комментировать эти вопросы не в моей компетенции.

– Существуют ли планы строительства новых деревообрабатывающих предприятий?

– Да, конечно. Недавно компания Fruytier Group объявила о своих планах строительства большого мебельного комбината мощностью до 75 тысяч кубометров в год, она заинтересована в низкосортной древесине для производства дешевой мебели. Другой пример: Kronospan уже сейчас строит несколько больших комбинатов для производства МДФ и ДСП мощностью до 500 тысяч кубометров продукции в год. Если будут построены 4–5 комбинатов, то мы закроем вопрос об экспорте низкосортной древесины.

Таким образом, мы предоставим возможность активно развиваться внутреннему рынку, направив свыше 2 млн кубометров низкосортной древесины крупным деревообрабатывающим предприятиям Украины.

Мы всячески содействуем новому строительству, даем консультации при выборе наиболее выгодного места для расположения производства, ближе к рынкам сбыта и сырья. Сегодня заключены предварительные соглашения о поставке оборудования с польской компанией Barlinek, которая уже сейчас строит завод по выпуску дубовой половой доски. Мощность завода предполагается около 2 млн квадратных метров в год. Компания готова в ближайшие два года продолжить инвестировать проект, вложив в него порядка 40 млн евро. Ее интересуют поставки сырья в объеме 200 тысяч кубометров древесины. Так же активно интересуются инвестированием в строительство новых заводов турецкие компании. Мы это только приветствуем и будем делать все, чтобы улучшить инвестиционный климат.

– Каково участие российских компаний в лесном бизнесе Украины?

– Я не вижу реального, серьезного участия. Польские компании, литовские, немецкие, турецкие – присутствуют, российские – нет.

– Есть ли планы построить новые ЦБК?

– Пока только в стадии изучения. В этом году мы сделали один очень серьезный шаг, связанный с переработкой, который был нормально воспринят общественностью. Впервые в истории лесного хозяйства Украины мы провели в рамках выставки «Лiсдревмаш» выставку своих ресурсов. Это было сделано для того, чтобы узнать мнение лесохозяйственников о ситуации в ЛПК Украины. К сожалению, до 2004 года мы узнавали о начинающемся строительстве в самый последний момент.

– Что нужно компании, чтобы построить деревообрабатывающее предприятие или заняться лесозаготовительной деятельностью на Украине?

– Сегодня в Украине каких-то ограничений на получение лицензии нет. Все подчинено тому, чтобы помочь людям получить лицензию, потому что это рабочие места, это налоги в местные бюджеты. Все шаги правительства, Президента направлены на то, чтобы облегчить и упростить процедуру получения лицензии. Все рассчитано на положительный результат.

– Существуют ли льготы для инвесторов?

– Бывшим правительством многие льготы в свободных экономических зонах были отменены. Cейчас решается вопрос о восстановлении льгот.

– Какой объем инвестиций в отрасль был в Украине в 2004 году?

– В лесное хозяйство инвестиций поступало очень мало, около $2 млн. В 2004 году реализовано два инвестиционных проекта на сумму 220 тысяч евро по изготовлению паркетной ламели и дубовой планшетки.

– Как вы относитесь к предложению одного из депутатов Верховной Рады ввести в Лесной кодекс уголовную ответственность за незаконную заготовку древесины?

– Я бы не сказал, что у нас есть такая проблема. У нас практически нет незаконного экспорта как такового. По официальной статистике, процент незаконных рубок от общего объема лесозаготовок меньше 1%. Незаконные рубки в основном происходят в Карпатском регионе, где люди по каким-то причинам могли потерять работу. Но даже там, по самым смелым оценкам, их размер составляет 2–3%. Тем более, для вступления в Евросоюз мы должны придерживаться ряда ограничений – таких как ужесточение контроля качества, обеспечение легальности происхождения древесины и др. Мы делаем все, чтобы окончательно пресечь незаконные рубки. Новый Лесной кодекс Украины уже прошел первое чтение и находится на рассмотрении в комитетах Верховного Совета. Он будет вынесен на сессию Верховного Совета для принятия его ко второму чтению. В нем предусматривается преимущественно государственная собственность на леса. Исходя из этого положения, и будет развиваться нормативно-правовая база, которая включает ответственность за нарушения в лесопользовании.

– Как в Украине осуществляется лесовосстановление?

– В Украине лесовосстановление осуществляется практически на 100% . Каждый второй гектар лесов в Украине – рукотворный. Ежегодно новыми лесами засаживается не менее 35–40 тысяч гектаров. Это на 10–15% превышает площади сплошных рубок, в том числе и лесоразведение. Таким образом, покрытая лесом территория в Украине и запас древесины в ее лесах ежегодно увеличивается. На предприятиях лесного хозяйства имеются базисные лесные питомники, где выращивается ежегодно более 300 млн единиц стандартного посадочного материала, в системе Госкомлеса – 16 тысяч постоянных лесосеменных участков и плантаций для получения качественных лесных семян.

– Существуют ли планы повышения лесистости?

– Ведение лесного хозяйства осуществляется на основании Государственной программы «Леса Украины», рассчитанной на 2002–2015 годы, которая предусматривает увеличение лесистости территории страны, повышение качественного состава лесов. Сейчас, как я уже говорил, мы разработали проект Концепции развития лесного хозяйства Украины, который подали на утверждение в правительство, поставили задачу повысить лесистость страны с учетом ее климатических зон. Сегодня лесистость в Карпатах составляет около 50%, на юге страны в степной зоне она не превышает 4–5%. В совокупности этих зон оптимальный процент лесистости для нашей страны должен быть порядка 20%, а мы сегодня имеем 15,7%. Для того чтобы достигнуть нужного показателя, нам необходимо посадить 2,5 млн гектаров лесов. Мы справимся с этой задачей лет через 20–25 при расчете посадки по 100 тысяч гектаров новых лесов в год. Опыт у нас есть. Например, в послевоенный период с 1948 по 1953 год в Украине было посажено 1,3 млн гектаров новых лесов. В среднем в год создавалось по 250–270 тысяч гектаров лесонасаждений. Сегодня мы увеличиваем лесистость страны, и президент поддерживает нашу работу. Для этого не нужны огромные денежные средства. Главное условие для решения этого вопроса – добрая воля, понимание важности проблемы на уровне местной власти и передача Госкомлесхозу земель для будущих лесов. В Украине сейчас много земель выведено из сельскохозяйственной обработки – около 8 млн гектаров, а мы говорим, что нам надо 2,5 млн гектаров. Я думаю, что земли будут выделены, при содействии правительства будут изысканы необходимые денежные средства. А лесоводы уже готовы облеснять земли, которые непригодны для ведения сельского хозяйства. Ежегодно мы производим посадку около 40 тысяч гектар культур и надеемся увеличить объем до 140 тысяч.

– Как вы относитесь к проекту восстановления транспортного потока леса с северо-запада России на европейский юг и Африку, который в советские времена проходил через Одессу, Крым и Черноморское побережье Украины?

– Есть много проектов, сейчас идет активная реконструкция наших портов. Но в связи с тем, что Украина еще и большая хлебная страна, мы испытываем трудности в транспортировке во время сбора урожая зерновых, потому что зерно выходит на первый план. Я думаю, что не только можно, но и нужно восстанавливать транспортные потоки во всех направлениях. Это могло бы быть для Украины стратегически важным, потому что дает рабочие места, возможность заработать и людям, и предприятиям.

– Планируете ли вы передавать лесные участки в аренду?

– Нет, мы не планируем передавать в аренду лес. В наших планах – самостоятельно вести лесное хозяйство, собственными силами заготавливать древесину, при этом свободно продавать ее на аукционах. Сегодня лесозаготовки ведутся преимущественно силами своих постоянных рабочих в государственных лесхозах. Сейчас мы начали развитие малого бизнеса в сфере предоставления услуг лесному хозяйству как по заготовке древесины, так и по другим видам лесохозяйственных работ. Я несколько раз был в Польше. Так вот там предприятия лесного хозяйства полностью отошли от переработки леса. Государственные лесные предприятия занимаются исключительно охраной леса, лесовосстановлением, уходом за лесом, заготовкой и продажей древесины. Весь комплекс работ почти на 100% выполняет мелкий бизнес по заказу государственных предприятий. То, что мы увидели в Польше, нас приятно удивило и вдохновило на дальнейшее совершенствование наших лесохозяйственных отношений. Все это положительно воспринимается общественностью. Мы в Украине сейчас стремимся разъяснить общественности, что лес восстанавливается и рубка леса – это сбор урожая. По сравнению с Россией, Украина – маленькая и густонаселенная страна. Поэтому всем видно, когда и где рубят, и общественное мнение о рубках очень хрупко и ранимо.

– Каким условиям должна соответствовать компания, чтобы она могла получить госзаказ на рубку леса?

– Компания или субъект предпринимательской деятельности должны иметь все установленные допуски для занятия выбранным ею видом деятельности, включая наличие техники, лицензию комитета по охране труда. Все это обеспечивает высокое качество работ. Отбор исполнителей осуществляется на конкурсной основе с учетом меньшей стоимости операций. На сегодняшний день частные структуры рубят лес для государства за $6–8 за кубометр при себестоимости на государственном предприятии в $10. Поэтому чаще всего выбирают не государственных лесорубов, а частных. Мы сегодня хотим сформировать этот рынок услуг внутри отрасли и рекомендуем лучшим компаниям придти в этот бизнес к нам на работу.

Биография

Виктор Александрович Червоный родился 4 мая 1955 года в с. Коцюбынское Киевской области. В 1977 году окончил Украинскую сельскохозяйственную академию г. Киева, по специальности инженер. С 1977 по 1980 годы работал сначала инженером по технике безопасности, затем инженером охраны и защиты Киевского лесхоззага. С 1980 по 1987 годы – лесничий Ирпенского лесничества Киевского лесхоззага, а с 1987 – главный лесничий Киевского лесхоззага. В 1988 году занял пост директора Киевского лесхоззага. В 1996–2004 годах – генеральный директор государственного лесохозяйственного объединения «Киевлес». В январе 2005 года назначен начальником Киевского областного управления лесного хозяйства, а уже в мае 2005 года стал председателем Государственного комитета лесного хозяйства Украины. Удостоен звания «Заслуженный лесовод Украины». Женат, имеет сына и дочь.

Тема этой статьи Инвестиции
Еще интересные темы:

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры