ЕГАИС по учету древесины работать не будет

Новый закон, «О внесении изменений в Лесной кодекс РФ…», а вместе с ним и система ЕГАИС – это очередная попытка контролировать лесную отрасль и собрать всю мыслимую информацию о коммерческом обороте необработанной древесины.
+7 499 6535650
ул. Орджоникидзе, 11 115419 Москва, Россия

Посмотреть больше статей

Новый закон, «О внесении изменений в Лесной кодекс РФ…», а вместе с ним и система ЕГАИС – это очередная попытка контролировать лесную отрасль и собрать всю мыслимую информацию о коммерческом обороте необработанной древесины.

Новый закон, «О внесении изменений в Лесной кодекс РФ…», а вместе с ним и система ЕГАИС – это очередная попытка контролировать лесную отрасль и собрать всю мыслимую информацию о коммерческом обороте необработанной древесины.


Организации

Лесной кодекс Российской Федерации, принятый в 2006 г., стал самым переменчивым лесным законом в истории российского государственного лесоуправления. За первые семь лет его действия были приняты 23 изменявших его федеральных закона и еще 17 законов, изменивших закон о введении Лесного кодекса в действие. Некоторые поправки были мелкими, несущественными. Но были и крупные, менявшие или вводившие целые статьи и даже главы, так что в общей сложности текст кодекса поменялся уже более чем наполовину.

Один из самых крупных наборов поправок был внесен в Лесной кодекс Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. №415-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

Этот закон существенно повлияет на работу российских лесопромышленников, поскольку предусматривает создание принципиально новой системы контроля над вывозкой древесины, ее транспортировкой и сделками с ней. Главные его нововведения – это внедрение системы учета и маркировки древесины; введение требований к транспортировке древесины и учету сделок с ней; создание Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) учета древесины и сделок с ней.

Федеральный закон №415-ФЗ не является законом прямого действия и для того, чтобы он начал работать, уполномоченным федеральным органам исполнительной власти придется разработать и утвердить большое количество подзаконных актов. Их, если исходить из текста самого документа, должно быть по меньшей мере 11 штук. Пока готовы лишь первые несколько проектов этих документов, и надо сказать, что их качество не внушает особого оптимизма.

Ясно лишь то, что разработчики собираются распространить действие закона на все мыслимые категории необработанной древесины и даже на некоторые категории обработанной (например, на колотые дрова). Кроме того, они намерены предъявить максимально возможные, в рамках этого закона, требования к предоставлению информации о каждой конкретной сделке с древесиной и о каждом случае ее перевозки.

Закон будет вступать в силу постепенно. Основная его часть уже действует, но для некоторых важных положений предусмотрены отсрочки. В частности, новые требования к перевозке древесины (в части сопроводительных документов) вступят в силу с 1 июля 2014 г., основные требования к учету и маркировке древесины – с 1 января 2015 г., декларирование сделок с древесиной – с 1 июля 2015 г., а ответственность за нарушения при декларировании сделок с древесиной наступит только с 1 января 2016 г.

Закон «О внесении изменений в Лесной кодекс РФ…» наглядно отражает общую ситуацию в сфере государственного управления лесами и тенденции ее развития. Принятие в 2006 г. Лесного кодекса отделило государственное управление лесами от собственно лесного хозяйства, разорвало связь между органами управления лесами, особенно федерального уровня, и реальной жизнью лесного сектора.

За первые годы действия кодекса сформировался обширный круг организаций и людей, имеющих полномочия по регулированию, надзору и контролю, но не связанных с практической работой в лесу и не несущих непосредственной ответственности за результаты такой работы. Поскольку именно в их руках оказались практически все механизмы управления отраслью, она, отрасль, быстро перестроилась именно под контрольно-надзорные нужды. В итоге если до введения нового кодекса руководители и специалисты лесного хозяйства тратили на поддержание отраслевого документооборота примерно одну десятую часть своего рабочего времени, то сейчас – более трех четвертей.

В результате того, что сегодня лесным хозяйство управляют не производственники, а контролеры, практически любую проблему руководство пытается решать ужесточением контроля, разработкой новых форм отчетности, введением автоматизированных информационных систем. Примеров того, как более интенсивный контроль и увеличение количества собираемой информации помогли бы решить ту или иную проблему, пока нет, но это никого не останавливает. Новый закон 415-ФЗ, а вместе с ним и ЕГАИС – не исключение. Это очередная попытка все контролировать и собрать всю мыслимую информацию о коммерческом обороте необработанной древесины. Однако можно с уверенностью заявить, что работать система ЕГАИС толком не будет.

В нашей стране есть огромная площадь никак не учтенных лесов, которые даже не признаны лесами в рамках действующего законодательства. Это прежде всего леса и бесхозные лесополосы на землях сельскохозяйственного назначения. Сколько их в нашей стране, точно никто не знает: по разным оценкам, от 40 до 100 млн га. В большинстве случаев это леса, расположенные на самых богатых, продуктивных, доступных и удобных землях – именно такие обычно и осваивались под сельское хозяйство.

Многие ныне заросшие сельхозземли были заброшены десятки лет назад, и сейчас они служат источником довольно большого количества древесины, вовлекаемой в коммерческий оборот. Федеральный закон №415-ФЗ не определяет, что делать с этой древесиной, каким образом отчитываться о сделках с ней и о ее перевозке. Это означает, что специально ради нее придется отыскивать какую-то лазейку, позволяющую обходить новые требования. Когда эту лазейку получится отыскать, ее начнут использовать и для древесины незаконного происхождения.

Новый закон создал ситуацию, при которой лес как ресурс будет учитываться с принципиально разной точностью на разных этапах его использования. Лес, который государство передает пользователям, представляет собой условно учтенный ресурс: средний возраст материалов лесоустройства, являющихся основой этого учета, составляет сейчас около 20 лет, а иных источников данных о лесах у государства пока нет.

Однако именно этот условный учет служит основой для определения платы за пользование лесными участками. Это значит, под него приходится в той или иной степени подгонять и всю последующую документацию, вплоть до актов осмотра лесосек и отчетов об использовании лесов. А вот по закону №415-ФЗ древесину надо будет учитывать точно. Как будут стыковаться эти две системы учета – приблизительная при передаче леса пользователям и точная при перевозке заготовленной древесины, – непонятно. Закон этого не определяет.

Контроль за оборотом древесины, который предусматривается новым законом, в реальности можно будет обеспечить только на больших дорогах, в пунктах приема древесины крупными предприятиями или на пунктах пропуска через государственную границу. Обеспечивать контроль повсеместно просто некому – страна слишком велика для этого, а людей, работающих в лесном хозяйстве и имеющих возможность хотя бы временами отрываться от бумаг и компьютеров, осталось слишком мало.

Так что на существующие механизмы легализации ворованной древесины закон «О внесении изменений в Лесной кодекс РФ…» практически не повлияет. Легализация эта происходит, как правило, еще до вывоза древесины на крупные магистрали – проводившиеся на протяжении многих лет операции «Лесовоз» и им подобные приучили даже самых незаконопослушных лесозаготовителей обеспечивать свою продукцию комплектами необходимых документов.

Наконец, введение деклараций о сделках с древесиной и специальных документов на ее перевозку приведет к появлению по меньшей мере 20 млн новых документов в год. Если же документы начнут плодиться и множиться (например, если декларации о сделках придется подавать каждой из сторон сделки, если внесение данных в ЕГАИС придется сопровождать составлением специальных актов, и т.д.), то их станет гораздо больше, и дополнительный документооборот, возможно, поглотит почти все оставшиеся живые силы лесного хозяйства. Если у работников леса совсем не останется времени на то, чтобы бывать в лесу, то лес станет совсем беспризорным, и красть его будет даже легче, чем сейчас.

Тема этой статьи Менеджмент

Комментарии

1 Комментарий

  • Геннадий Резников 07.10.15 10:19

    Согласен с автором статьи .но все идет к тому чтобы все разрушить до основания .А затем от "разбитого корыта" кто захочет поднимать отрасль ? Интервенты ? Обидно!


Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры