Забытый регион

Минвостокразвития планирует к 2016 г. увеличить на Дальнем Востоке объем лесозаготовок на 45%, а переработки древесины – в 1,3 раза. Однако реализация в малоразвитом регионе данного проекта вызывает у лесопромышленников сомнение, поскольку создать необходимую инфраструктуру предполагается лишь к 2025 г.
+7 499 6535650
ул. Орджоникидзе, 11 115419 Москва, Россия

Посмотреть больше статей

Минвостокразвития планирует к 2016 г. увеличить на Дальнем Востоке объем лесозаготовок на 45%, а переработки древесины – в 1,3 раза. Однако реализация в малоразвитом регионе данного проекта вызывает у лесопромышленников сомнение, поскольку создать необходимую инфраструктуру предполагается лишь к 2025 г.

Дальний Восток всегда был стратегически и экономически важным регионом России. Там сосредоточено более 25% запасов древесины всей страны. Однако из-за значительной отдаленности Дальнего Востока от политического и экономического центра страны этот регион фактически умирает.


Организации

«Сейчас Москва все более обособляется от остальной России путем дальнейшей концентрации политических и властных полномочий, финансов и так далее, и появляется реальная угроза отрыва регионов от центральной области России», – считает доктор биологических наук, член-корреспондент Российской экологической академии, главный научный сотрудник Центра региональных исследований НИУ ВШЭ Александр Минин.

С 2012 г. на государственном уровне ведется активное обсуждение судьбы Дальнего Востока. Весной 2013 г. премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил, что развитие данного региона является приоритетным направлением финансирования для федерального бюджета. И уже в мае 2012 г. было создано Министерство РФ по развитию Дальнего Востока. В марте 2013 г. Правительство России утвердило разработанный новым министерством проект госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 г.», стоимость которого оценивается в 10 трлн руб. Итогом его реализации, по словам авторов проекта, должно стать появление в Дальневосточном регионе развитых транспортной, энергетической и социальной инфраструктур, а также создание новых рабочих мест.

Другой проект Минвостокразвития, «Прогноз развития природно-ресурсного комплекса ДФО до 2016 г.», направлен на повышение эффективности использования ресурсов Дальнего Востока, согласно которому и планируется увеличение объема лесозаготовок. По словам руководителя пресс-службы Минвостокразвития Игоря Захарова, лесной сектор Дальнего Востока имеет ряд преимуществ: наличие неосвоенных территорий, особенно на юге и юго-западе Якутии, высокая продуктивность лесов юга Хабаровского края и Приморья, а также близость рынков лесной продукции – стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), и прежде всего Китая.

Все это может сделать Дальний Восток центром высокотехнологичной промышленности России. Однако перспективы развития на данный момент имеют мало общего с реальным положением дел региона. Последнее время дальневосточные лесозаготовители теряют свои позиции на наиболее выгодных рынках Китая, где им создают конкуренцию Канада и Новая Зеландия.

Идея Минвостокразвития максимально увеличить эффективность использования природных ресурсов восточных областей страны, по сути, в богатом сырьем регионе, разумна. Ведь такие страны, как Канада и Австралия, также сделали ставку на экспорт сырья. В марте 2013 г. ООН опубликовало рейтинг 187 стран по индексу развития человеческого потенциала, в котором сырьевая Австралия заняла 2-е место, Канада – 11-е, а Россия – 55-е.

Возможно, развитию Дальнего Востока, а также ЛПК России в целом препятствует освоение лесных ресурсов далеко не в полном объеме. По данным Минвостокразвития, в России заготавливается около 216 млн м3 древесины в год, из которых на Дальний Восток приходится всего 15,5 млн м3. Это при том, что в регионе сосредоточено 37% лесопокрытой площади и 25% от российских запасов древесины. То есть сейчас фактически осваивается не более 16% леса.

Однако не только это мешает развитию лесной отрасли региона. Дальний Восток лидирует в России по уменьшению численности населения, притом, что естественная убыль населения здесь намного меньше, чем в целом по стране. Причина заключается в том, что жители Дальнего Востока массово покидают регион.

Согласно исследованию Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведенному в июне 2012 г., около 40% жителей Дальнего Востока и Сибири рассматривают возможность покинуть их, ссылаясь на дороговизну жизни (46%), неразвитую дорожную инфраструктуру (33%), многочисленных эмигрантов (22%). Для лесной промышленности Дальнего Востока это чревато стремительно уменьшающимся числом квалифицированных кадров, так необходимых для развития в регионе высокотехнологичной промышленности ЛПК.

Для предотвращения демографического кризиса региона необходимо проведение государством политики закрепления населения и привлечения людей на Дальний Восток. Согласно тому же исследованию ВЦИОМ, более трети жителей европейской части России готовы переехать в Сибирь и на Дальний Восток, если там начнется крупномасштабный национальный проект, наподобие БАМа. На данный момент зачастую крупные компании привлекают к работе не местное население, а зарубежных рабочих.

Получается, что при таком развитии событий существенная часть средств, осваиваемых в рамках плана по увеличению объема лесозаготовок и деревообработки на Дальнем Востоке, пойдет не на повышение уровня жизни населения региона, а будет вывезена наемными рабочими. В таком случае государственным властям необходимо сконцентрироваться на привлечении инвестиций в малый и средний бизнес, которые и способны на данном этапе создавать рабочие места для местных жителей.

Другой важнейшей проблемой в эффективном освоении лесных ресурсов Дальнего Востока является неразвитость инфраструктуры. Отсутствие лесных дорог делает лесозаготовку в этом непростом по климатическим условиям регионе крайне зависимой от погоды. Согласно проекту госпрограммы социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона, обновленная дорожная инфраструктура региона появится лишь к 2025 г.

В таком случае в рамках реализации проекта по увеличению лесозаготовок в условиях отсутствия лесных дорог немалая часть средств будет потеряна. При этом, в том числе из-за неразвитости дорожной инфраструктуры, на Дальнем Востоке все чаще горят леса. «От пожаров площади лесных насаждений сокращаются в 10 раз больше, чем от вырубок. В Хабаровском крае, Амурской области выгоревшие территории просто огромны», – рассказывает Александр Минин.

В то же время при увеличении объемов лесозаготовок на Дальнем Востоке возникает проблема ухудшающегося качества добываемой древесины. По данным WWF, Амурский экорегион занимает первое место в северной Евразии по биологическому разнообразию, но из-за недостаточно рационального использования леса человеком оно с каждым годом уменьшается. Например, площадь произрастания кедра корейского в Амурской области за последние сто лет сократилась более чем в 70 раз. А ведь за счет большого объема полезного выхода древесины кедра, он очень ценится среди лесозаготовителей.

«Лес – это не только кубометры древесины, это сложная полиресурсная экологическая система, потенциальные выгоды от которой для человека гораздо больше цены только за «дрова». Понимания этого пока, к сожалению, нет, – рассказывает Александр Минин. – Следует также добавить, что лесные экосистемы активно влияют на региональные и глобальные природные процессы, в том числе на климат. А потому леса не могут рассматриваться только как национальный ресурс. Даже современная ситуация с наводнением на Дальнем Востоке также связана, в том числе, с нашим неразумным отношением к лесу», – заключил эксперт. В данной ситуации вместе с ростом объема лесозаготовок нужно увеличивать лесовосстановительные площади.

Таким образом, по мнению Александра Минина, говорить лишь о том, что надо больше рубить, – это идти по тупиковому сырьевому пути. «Здесь необходимо осуществлять комплексный подход, – полагает эксперт. – То есть вести политику лесовосстановления, развивать систему защиты лесов от пожаров, решать кадровый вопрос для привлечения в лесную отрасль специалистов».

С другой стороны, на государственном уровне все чаще звучат предложения активнее развивать обрабатывающие отрасли промышленности Дальнего Востока, постепенно менять структуру региональной экономики, переходя с сырьевой специализации на путь глубокой переработки.

Как рассказывает Игорь Захаров, сегодня в данном регионе реализуется 12 приоритетных инвестиционных проектов, при этом 80% инвестиций направлены на глубокую переработку древесины и выпуск конкурентоспособных товаров: плит MDF, ДСП, шпона, деревянных домов, клееных изделий, трехслойного паркета. Еще 8 проектов планируется запустить к 2016 г. в рамках Госпрограммы развития Дальнего Востока и Байкальского региона. При таком развитии событий выпуск лесопродукции в этом регионе увеличится на 92%, а налоговая отдача отрасли вырастет на 63%.

Так, компания RFP Group в рамках инвестиционной программы «Строительство Дальневосточного центра глубокой переработки древесины» в декабре 2012 г. запустила в г. Амурске Хабаровского края завод по производству лущеного шпона мощностью 300 тыс. м³ в год. В 2014 г. там же планируется запуск нового завода по производству сухих пиломатериалов мощностью 230 тыс. м³ в год и завершение модернизации технологической линии по производству плит МДФ мощностью 50 тыс. м³ в год.

Однако при таком неспешном темпе создания производств глубокой переработки к намеченной цели регион придет в лучшем случае через 10–15 лет. Для существенного увеличения объемов производства необходимо прежде всего повысить рентабельность переработанной древесины, так как на данный момент на Дальнем Востоке выгоднее вкладывать деньги в лесозаготовки, а не в деревообработку.

«Несмотря на определенное развитие отраслей деревопереработки, регион по-прежнему живет кругляком (впрочем, как и другие приграничные регионы России). А это, вы понимаете, самое нерациональное использование ресурсов леса», – считает Александр Минин. Для развития деревообрабатывающей отрасли на Дальнем Востоке необходима господдержка.

От бизнеса не раз поступали предложения ввести в регионе нулевой налог на прибыль, льготы для гринфилд-проектов, создать тарифные коридоры на энергоресурсы, железнодорожные перевозки. На Дальнем Востоке также необходимо расширять внутренний рынок обрабатывающих отраслей, помогая при этом местным производителям конкурировать на рынке с китайской готовой продукцией из российской древесины.

В любом случае реализация проектов развития Дальнего Востока без создания в этом регионе особых экономических зон, способных заинтересовать инвесторов вкладывать деньги в производство, промышленников создавать предприятия, а для населения – не уезжать, приведет лишь к скачкообразному росту экономики региона.

Тема этой статьи Инвестиции
Еще интересные темы:

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры