Интервью председателя правления компании Barlinek Павла Вроны

Осенью 2008 г. производитель напольных покрытий Barlinek из-за мирового кризиса приостановила проект строительства завода по выпуску фанеры и многослойных напольных покрытий в Вологодской области. Вновь вернуться к этому проекту компания планирует в 2011 г.
Next Business Media

Посмотреть больше статей

В настоящее время доля России в продажах компании составляет всего около 10%, однако, председатель правления компании Barlinek Павел Врона уже в 2009 г. намерен занять 30% российского рынка напольных покрытий.


Организации

– Когда была создана компания Barlinek?

Компания Barlinek была основана сто лет назад, а в нынешнюю форму она была преобразована десять лет назад – в 1999 г. Таким образом, у нас более чем столетняя история. Название Barlinek происходит от названия города Барлинек, в котором она расположена. На протяжении всей истории компании основной продукцией были продукты деревообработки.

Структура производства такова: у нас три завода, один из них, основной, расположен в Барлинеке, в Польше, второй – на Украине, третий – в Румынии.

– Какую продукцию производят заводы?

– Завод в Польше, возможно, является крупнейшим в мире по объему производства многослойных напольных покрытий – на одной производственной площадке мы можем производить ежегодно до 7 млн м2 этой продукции, а также около 10 млн м2 фанеры, свыше 100 тыс. т пеллет (экологически чистое гранулированное биотопливо) и 5 млн погонных метров плинтуса. На украинском заводе, расположенном в Виннице, выпускается 2 млн м2 многослойных напольных покрытий и порядка 15 тыс. т пеллет. На Украине у нас также есть лесопильный завод в Карпатах. Здесь мы производим полуфабрикаты из дерева для основного производства в Виннице и 20 тыс. т пеллет.

Завод в Румынии мы приобрели у одной испанской компании год назад. Его производственная мощность составляет 0,8 млн м2 многослойных напольных покрытий и около 100 тыс. м2 oдноcлойной паркетной доски Barlinek.

Можно говорить о том, что проекты заводов в Барлинеке и оба проекта заводов на Украине завершены, мы пока не планируем инвестировать дополнительные средства. Но если мы и будем финансировать какой-либо из построенных объектов, то это будет завод в Румынии, который в настоящее время работает всего лишь на 20% своей проектной мощности.

Производства в Польше и на Украине более эффективны. А в условиях ограниченного спроса на рынке мы перемещаем производство на наиболее эффективные предприятия.

– Каковы доли различных видов продукции в общем объеме продаж компании?

– Можно говорить о том, что основным товаром компании являются многослойные напольные покрытия – мы являемся крупнейшим их производителем в Европе, а возможно и в мире – статистические данные сильно различаются. Доля этого продукта составляет более 75%, немногим более 10% (в прошлом году 15%) составляет доля пеллет, оставшиеся 15% – плинтус и фанера.

– Какая продукция наиболее прибыльна?

– Пеллеты. Во-первых, потому что в Европе существует мода на экологичные материалы, а во-вторых, из-за колебаний цен на другие источники энергии, на такое топливо, как природный газ или нефть. Мы полагаем, что у пеллет большое будущее, по моему мнению, в ближайшие годы эффективность производства пеллет будет выше, чем производство других видов топлива.

– Как вы оцениваете рынок пеллет?

– Можно говорить о том, что пеллеты скорее тяготеют к западному рынку. Общий объем потребления пеллет в Европе составляет порядка 6 млн т ежегодно, мы производим порядка 150 тыс. т, то есть наша доля на рынке – примерно 2,5%. Тогда как наша доля на европейском рынке многослойных напольных покрытий в настоящее время составляет выше 10%.

– Когда вы открыли производство на Украине?

– Мы начали строительство завода семь лет назад, однако серьезные капиталовложения в проект начали делать три года назад, и после 15 месяцев работы завод был завершен. Следующие 6–8 месяцев мы выходили на запланированную производственную мощность. С лета 2008 г. завод работает на полную мощность. Таким образом, этот проект является относительно новым инвестиционным проектом.

– Сколько вы инвестировали в этот завод?

– Oколо 50 млн евро.

– Как вы оцениваете украинский рынок продукции деревообработки?

– Если сравнить украинский рынок с другими европейскими рынками, в том числе с российским, то можно сказать, что он довольно небольшой. Его емкость оценивается нами в 450 тыс. м2 деревянных напольных покрытий ежегодно. Наша доля на этом рынке в 2009 г. должна составить около 60%.

Рынок пеллет на Украине небольшой, однако, нам кажется, что эта тенденция будет меняться, если принять во внимание газовые проблемы.

Украинская экономика большей частью основана на потреблении газа, а эффективность потребления этого топлива находится на очень низком уровне. Мы полагаем, что другие источники энергии будут находить интерес у украинского потребителя из-за вышеупомянутых мной проблем.

Возможно, в будущем, Украина сможет стать одним из основных рынков сбыта пеллет для нас.

Однако в 2009 г. мы не будем продавать их на украинском рынке, в основном из-за отсутствия структуры сбыта пеллет и рыночной цены на них. Цены на природный газ все еще держатся на низком уровне, поэтому стоимость пеллет остается неприемлемой для украинского рынка. Даже если Украина будет платить больше за газ, все равно это меньше, чем платит Европа. Таким образом, цены для конечных потребителей на внутреннем рынке Украины, можно сказать, искусственно занижены, особенно для физических лиц. Разумеется, ситуация должна измениться в ближайшие годы, поэтому я думаю, пеллеты могут стать одним из многообещающих источников энергии.

– Как вы оцениваете российский рынок?

– Наша компания присутствует на российском рынке уже пять лет. До кризиса емкость российского рынка многослойных напольных покрытий была порядка 6 млн м2 в год. Сейчас, конечно, этот рынок меньше, но никто не знает, насколько. Мы считаем, что в 2009 г. его объем снизится на 10–15%. В этом году мы планировали 1,4 млн м2 напольных покрытий, если предположить, что емкость рынка в 2009 г. составит 5 млн м2, получается, что наша доля составляет почти 30%.

Это довольно реалистичные цифры, по моему мнению, в 2008 г. мы продали около 1 млн м2. В прошлом году мы открыли торговое представительство в России, которое должно помочь нам достичь упомянутых мной целей.

– Ранее Barlinek планировал открыть производство в России. Эти планы сохраняются?

– Да, это долгая история. Мы думаем об открытии производства в России уже четыре года, год назад мы решили, что на первой стадии будет оптимальным открыть завод, производящий фанеру с годовой производительностью 40 тыс. м3, a потом 80 тыс. м3, на следующей стадии планировалось открыть производство многослойных напольных покрытий мощностью 2 млн м2.

Мы уже приобрели участок земли недалеко от Череповца, разработали техническую документацию к проекту такого завода, получили все необходимые разрешения на начало строительства и были готовы приступить к сооружению завода осенью 2008 г.

Но примерно в это же время летом 2008 г. начался финансовый кризис.

Разумеется, проект необходимо было финансировать: около 80% должен был составить заемный капитал, и внезапно начались проблемы с получением кредитов. Даже имея поддержку Европейского банка реконструкции и развития, мы оценивали ситуацию как крайне тяжелую.

Мы провели переговоры с банками, которые теоретически могли бы поучаствовать в инвестировании этого проекта, но их реакция была в основном отрицательной. Во-первых, не было средств, во-вторых, они считали Россию рынком с высокими рисками. Даже если бы мы получили кредиты, ставки по ним были бы очень высоки.

К этому можно добавить понижение финансового прогноза России до негативного агентством Moody's. Летом 2008 г. мы приняли решение приостановить этот инвестиционный проект и дождаться лучших времен.

Это решение не означает, что мы полностью отказались от проекта, но сейчас я не могу сказать, когда мы вернемся к его осуществлению. Это зависит от общей экономической конъюнктуры, и никто не знает сейчас, когда это будет возможно. Надеюсь, в 2011 г. это проект можно будет продолжить. Я уверен, что не раньше.

Все это из-за кризиса, а не из-за локальных проблем компании Barlinek или нехватки древесного сырья.

Проблемы вызваны финансовым кризисом, в результате которого возник кризис спроса.

– Можно сказать, что в России вы являетесь инвестором на рынке недвижимости?

– У нас есть не только земля, но и готовый план инвестиционного проекта, мы можем запустить его в любой момент. Во-первых, если будем уверены, что финансовый кризис вступил в завершающую стадию, во-вторых, если финансирование будет на достойном уровне.

Сейчас ни одно из этих условий не выполняется.

– Какова сейчас доля российского рынка в продажах компании?

– Доля России составляет около 10%.

– Как вы оцениваете рост российского рынка?

– По нашим прогнозам, в этом году рост будет отрицательным. Мы наблюдаем снижение: в настоящее время это еще не кризис, а именно снижение. Мы считаем, что в 2009 г. объем рынка снизится, но не критично, на 10%, максимум на 15%. Но следует помнить, что в последние четыре года российский рынок быстро рос – 30–40% ежегодно. Думаю, что многослойные напольные покрытия можно назвать хорошим антикризисным материалом, это новый продукт для российского рынка. Он совмещает в себе две черты: очень хорошее качество при разумной цене.

Думаю, вы лучше меня знаете, какова ситуация на строительном рынке России, однако в Польше, например, в новых инвестиционных проектах используется максимум 20% продукции. Оставшиеся 80–85% продукции направляется на работы по реконструкции уже построенных зданий. Мне кажется, в России ситуация аналогичная – может быть, эта цифра составляет здесь 70%, однако, это все же большая доля. Таким образом, мы настроены оптимистично, потому что считаем, что у нас есть преимущество над конкурентами.

В России у нас только два конкурента, это сравнительно небольшие заводы. Конечно, необходимо еще конкурировать и с западными производителями. Но мы присутствуем на этом рынке, как минимум, пять лет, у нас хорошая производственная структура для этого рынка. И, как мне кажется, мы чувствуем этот рынок намного лучше, чем, допустим, немцы или шведы. Я, например, за последние два года был в России раз 20–25. Я считаю, барьер менталитета достаточно низок между нами, и мы можем понимать друг друга намного быстрее, чем другие. Наличие или отсутствие такого барьера очень важно, я считаю, что в этом наше преимущество.

Еще одним преимуществом я считаю то, что частично наша продукция поставляется в Россию из Украины, между этими странами нет таможенного барьера. Я думаю, мы можем увеличить нашу долю на рынке даже в условиях падения спроса благодаря тому, что проблемы конкурентов больше.

– Как вы оцениваете рынок круглого леса в Европе и последствия повышения экспортных пошлин на необработанную древесину в России?

– Можно сказать, что сложилась типичная для кризиса ситуация. В последние годы в целом цены на круглый лес постоянно повышались как на Западе, так и в России. В условиях кризиса они начали падать. В России при этом сложились особые условия из-за повышения таможенных пошлин. Доля экспорта древесины в некоторых российских компаниях составляла до 50%.

На мой взгляд, 20–25 евро является нормальной ставкой, это не заградительная пошлина, хотя она и препятствует эффективному развитию производства, а более высокий уровень – например, 50 евро за м3 – это уже ограничительная пошлина, блокада для рынка. Но я думаю, что эта мера была хорошим шагом.

Может быть, следующим шагом могло стать увеличение западных инвестиций в российскую экономику – никто теперь этого не узнает из-за кризиса, но возможно и то, что с российской точки зрения эта пошлина могла бы быть ниже, чтобы разрешить экспорт некоторого объема кругляка. Не знаю, возможно, 20 евро за м3 – это максимум. Повышение пошлин означает, что никто в Европе не будет заинтересован в импорте российского круглого леса.

– Barlinek закупает лес в основном в Польше?

– Не только. Для завода в Польше сырье закупается в Польше, для украинских предприятий – на Украине, то же самое и в Румынии. Некоторый объем леса – экзотические породы – мы закупаем в странах Азии и Южной Америки, однако, в целом наша бизнес-стратегия основана на использовании местных ресурсов.

– Как вы оцениваете европейский рынок сбыта вашей продукции и влияние финансового кризиса на рынки?

– Уменьшение рынка – прямое следствие финансового кризиса. В 2008 г., по данным официальной статистики, падение в Западной Европе составило 7%, некоторые аналитики прогнозируют спад еще на 7–9%.

– Каковы были выручка и EBITDA компании в 2008 г.?

– Выручка составила порядка 150 млн евро, EBITDA – немного выше 30 млн евро.

– Каков был рост в прошлом году?

– Несколько процентов, однако объем производства многослойных напольных покрытий вырос на 13% по сравнению с 2007 г.

– Каковы ваши прогнозы на 2009 г.?

– Мы планируем рост 15% как в отношении выручки, так и в отношении объема производства напольных покрытий – их мы хотели бы продать в объеме 8 млн м2 в этом году.

– Несмотря на кризис?

– Да, несмотря на кризис.

– Как вы планируете достичь такого роста?

– Во-первых, мы знаем, что у нас есть преимущество в себестоимости над другими производителями, таким образом, мы можем бороться на рынке, мы можем продавать в низком ценовом сегменте. Наша продукция будет продаваться по несколько более низким ценам, чем в прошлом году: на дне среднего ценового сегмента, поскольку это самый популярный сектор рынка, на котором, возможно, менее всего сказался кризис.

Наша особенность в том, что главная часть дистрибуции сосредоточена на сетях DIY [сети строительных супермаркетов – Do It Yourself – «Сделай это сам»]. В 2008 г. доля составляла 50%, мы планируем увеличить ее до 60%. DIY бизнес будет находиться в лучшем положении, чем профессиональный рынок. Существуют, конечно, и другие факторы, но я перечислил основные, которые могут помочь нам в достижении упомянутых мной, довольно амбициозных задач.

– Когда компания провела IPO?

– В 2005 г. Думаю, никакой выгоды мы от этого не получили. Мы являемся открытой акционерной компанией, наши акции котируются на бирже, но, с моей точки зрения, нет значительных и очевидных преимуществ в этом типе акционерного общества. Однако это мое личное мнение.

– Какие рынки компания считает наиболее интересными для развития бизнеса?

– С точки зрения производства, безусловно, Россия, но мы должны переждать. С точки зрения продаж, конечно, опять таки, Россия и некоторые другие страны – сложно сказать, какие именно рынки важнее всего.

Разумеется, это Польша, поскольку здесь расположен центральный офис компании, но в каждой отдельно взятой стране ситуация заметно отличается, на каждом рынке есть свои преимущества. Мы – крупная компания-производитель и потому заинтересованы в крупных рынках, таких, как Германия, Франция, Великобритания, Швеция, и, как я сказал ранее, Россия.

Как и два года назад, мы по-прежнему считаем, что Россия – очень многообещающее направление для нас.

– Вы рассматривали варианты инвестирования в азиатские страны, например, Китай?

– Нет, я считаю, что конкурентоспособность нашей продукции от этого не увеличится. Я не считаю, что Китай, Таиланд или какая-то другая азиатская страна может быть конкурентоспособна на европейском рынке.

Инвестировать в Китай очень сложно.

Мы выполняли рискованный инвестиционный проект на Украине – это большой опыт для нас, инвестируем в Россию. Я должен сказать, что совершать капиталовложения в России намного лучше, чем на Украине, этот инвестиционный проект выполнялся на европейском уровне, несмотря на все бюрократические препятствия. С этим еще можно жить, а вот инвестировать в Китай, на мой взгляд, – это нe сaмый лучший шаг.

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры