Интервью директора дивизиона Восточная Европа Pfleiderer Павла Вырцыковского

Павел Вырцыковский: «Введение экспортных пошлин на древесину совсем неплохо».
Next Business Media

Посмотреть больше статей

В августе 2009 года концерн Pfleiderer AG планирует запустить в производство второй в России завод по выпуску древесных плит стоимостью 150 млн евро. Вместе с запуском завода количество сотрудников компании в России вырастет до 700 человек, а суммарная мощность предприятий по выпуску плит достигнет 1 млн куб м.


Организации

Почему компания называется Pfleiderer?

Название компании Pfleiderer происходит от имени семьи, которая ее основала более чем 100 лет назад. Сначала Pfleiderer была семейной компанией. А в 1997 году она провела публичное размещение на Франкфуртской фондовой бирже в Германии, где часть ее акций была предложена финансовым инвесторам. И с тех пор доля семьи в компании с каждым годом сокращалась, и сейчас она владеет только около 10%. Но господин Флайдерер до сих пор участвует в деятельности компании, он является председателем наблюдательного совета всей группы. Таким образом, связь семьи Флайдерер с компанией сохраняется.

Какова производственная база группы Pfleiderer в настоящее время?

Мы работаем на трех континентах, где находятся 22 наших завода. Группа состоит из четырех бизнесцентров. Три из них полностью региональные: Восточная Европа, Западная Европа и Северная Америка, где у нас находится 8 заводов. Четвертый бизнес-центр – продуктовый. Первые три центра в основном занимаются древесными плитами: ДСП, МДФ и т. д. – продукцией для мебельной промышленности и интерьеров. А четвертый бизнес-центр занимается исключительно напольными покрытиями.

Какие доли занимают выпус- каемые вами продукты в выручке?

Основной продукт – это ламинированная плита ДСП, он занимает где-то около 40% в консолидированной выручке. Затем у нас есть три продукта, доли которых близки к 20% – это напольные покрытия, сырая плита ДСП и МДФ.

Какая продукция наиболее рентабельная?

Это очень интересный вопрос. Понимаете, это зависит от времени и от рынка. Я думаю, не существует одного такого продукта, который был бы более рентабельным, чем другой. За последние десять лет иногда один продукт был более рентабельным, иногда – другой. Поэтому здесь нет никаких правил. Конечно, это очень сильно зависит от модели конкуренции, от цен в каждом из наших бизнес-центров.

Поэтому нет какого-либо строгого правила, что, например, производство напольных покрытий более прибыльное, чем производство плит. В настоящее время мы не видим очень большой разницы между рентабельностью разной продукции. В долгосрочном периоде рентабельность находится на одинаковом уровне. Но сейчас, возможно, давление на напольные покрытия немного больше, потому что конкуренция на этом рынке выше, чем на других рынках. Но хочу еще раз сказать, что в долгосрочном периоде рентабельность всех продуктов одинаковая.

Когда была организована группа Pfleiderer Grajewo?

В начале 1999 года немецкая группа Pfleiderer AG приняла решение об участии в приватизации двух заводов в Польше. Группа купила завод Grajewo в городе Граево на востоке Польши и завод Prospan. Эти заводы были построены более 30 лет назад, один – в 1976, другой – в 1977 году. До приватизации они были 100% государственными. Группа Pfleiderer приобрела 65% компании Grajewo.

Структура акционеров с того времени поменялась: сейчас это публичная компания. Но Pfleiderer все еще владеет 65% акций. В 2003 году Grajewo приобрела у Pfleiderer акции компании Prospan. К тому времени Grajewo стала играть роль центральной компании, обеспечивающей развитие в Восточной Европе. И сейчас сложилась такая структура: немецкая группа Pfleiderer AG является материнской компанией для Pfleiderer Grajewo, в которой владеет 65% акций. А Pfleiderer Grajewo является материнской компанией для всего остального бизнеса в Восточной Европе.

Таким образом, можно сказать, что Pfleiderer Grajewo является центральной восточноевропейской материнской компанией, в том числе для российских предприятий в Великом Новгороде, а также для компаний Prospan, Silekol, Unifloor и Jura Polska.

Когда компания Pfleiderer на- чала вести бизнес в России?

Это началось с завода Grajewo, который находится близко к границе Польши с Белоруссией и Калининградской областью – не так далеко от России. Когда у нас еще не было производств в России, мы очень активно продвигали наш экспорт из Граево в Россию. У нас сформировался большой круг потребителей, которые и сегодня сотрудничают с нами. В период с начала 90-х годов по 2006 год, я думаю, наша доля на российском рынке была 5–8%. Успех нашего экспорта – это основная причина, которая заставила нас задуматься о создании в России собственного производства.

Мы говорили с нашими потребителями и понимали, что транспортные расходы, экспортные пошлины и сложная логистика могут быть исключены, если мы построим завод непосредственно в России. А объем экспортных продаж в Россию уже к 2005 году достиг 22 млн евро, что являлось дополнительной страховкой для наших новых инвестиций. Мы хотели предложить нашим потребителям продукцию не из Польши, но такого же качества, количества и в том же ассортименте с нашего нового завода. Таким образом, мы начали экспорт в Россию в 90-е годы и увеличивали его до 2006 года, когда мы запустили здесь наше собственное производство. Конечно, думать о строительстве завода, искать подходящую площадку для строительства мы начали еще в 2004 году.

Сколько человек работает в российской части вашего бизнеса?

В настоящее время работает около 450 человек. Мы сейчас строим следующий завод в том же месте, где находится и наш первый завод – в Подберезье около Великого Новгорода. Мы ожидаем, что после его запуска количество персонала возрастет до 700 человек.

Где вы получаете сырье для производства?

Мы в основном используем местное древесное сырье. Наше производство потребляет не дорогие виды древесного сырья, а дешевую щепу. Но этот вид сырья очень дорогой с точки зрения его транспортировки. Поэтому мы используем только местное сырье. В России, например, мы потребляем щепу из Новгородской области и некоторых других регионов, которые расположены недалеко от завода. Мы немного импортируем древесину в Польшу. Но не из России, которая находится для этого слишком далеко, а из Литвы и из Белоруссии.

Вы ведете лесозаготовку в России?

Пока еще нет. Мы думаем об этом, мы анализируем некоторые проекты, идеи. Возможно, что через пару месяцев мы примем решение начать собственную лесозаготовку. Новгородский губернатор Сергей Митин очень настойчиво убеждает нас заняться заготовкой древесины, потому что в области наблюдается избыток древесины. Не вся древесина, которую можно заготавливать, в настоящее время заготавливается. Поэтому область ищет инвесторов, которые бы начали здесь лесозаготовительный бизнес. Мы анализируем эту проблему и обсуждаем ее со многими людьми. И, возможно, когда-нибудь мы это начнем. Но сейчас мы очень заняты строительством второго завода. Это занимает все наше время.

Ваше производство в России имеет сертификат FSC?

Пока еще нет. Мы надеемся, что когда-нибудь мы будем сертифицированы. Но до настоящего момента сертификат не получен.

Какова ваша доля на россий- ском рынке?

Мы оцениваем нашу долю на рынке плит ДСП в России на уровне 10–12%.

Каков объем инвестиций компании в создание производств в России?

Инвестиции в первый завод, запущенный в 2006 году, составили 100 млн евро. А второй завод, который мы сейчас строим, стоит 150 млн евро.

Какой будет суммарный объем ваших производств в России?

Это будет около 1 млн куб м. Наш существующий завод выпускает 500 тыс куб м продукции, а новый завод будет производить от 450 до 500 тыс куб м, часть из которых будет ДСП и часть – МДФ.

Вы планируете продолжить увеличение производственных мощностей?

Возможно. У нас нет точных планов, которые позволили бы однозначно ответить «да». Мы обдумываем некоторые проекты. Мы хотели бы завершить строительство нашего второго завода. Планируем, что он будет запущен в производство в августе 2009 года. Основное условие для дальнейших планов – это успешный запуск второго завода. После того, как это произойдет, мы будем думать о следующих шагах в России.

Какова доля России в выручке компании?

В выручке восточноевропейского бизнес-центра Pfleiderer Grajewo, которому принадлежат российские предприятия, доля России близка к 20%. Для всего концерна Pfleiderer – около 5%.

Какую продукцию вы продаете в России?

В основном с нашего завода в России мы продаем два продукта: ламинированные и сырые плиты ДСП.

Через год, после запуска второго завода, мы будем продавать МДФ. Мы также продолжаем поставлять в Россию из Польши такую готовую продукцию, как пленка для каширования. Но доля этой продукции небольшая.

Вашими потребителями явля- ются производители мебели?

Да, эти компании составляют где-то 99% наших потребителей.

Как вы оцениваете рост рынка мебели в России?

Этот рост мы оцениваем в 8–10% в год. Это очень удовлетворительный рост.

А если сравнить российский рынок с рынком Польши?

Это выше, чем в Польше. До 2007 года мы имели среднегодовой рост рынка 5–8%. В этом году рынок слабее, мы ожидаем, что роста вообще не будет. Но в следующем году мы надеемся, что будет хороший спрос на мебель и в Европе, и в Польше.

Как вы оцениваете конкуренцию на российском рынке продукции из древесины?

Я думаю, что в Новгородской области, где располагается наше производство, ситуация достаточно хорошая для производителей. Есть избыток древесного сырья. Если говорить о стране в целом, то ситуация с введением экспортных пошлин на древесину, которая хотя и вызывает сожаление у некоторых людей в Китае или Финляндии, для нас и для других производителей, которые уже находятся в России, совсем неплохая. Больше древесины остается в России для дальнейшей переработки.

Я думаю, это был хороший ход со стороны президента, а также правительства, которое приняло этот законодательный акт. Это заставит людей, которые хотят использовать российскую древесину, инвестировать в Россию. А это будет поднимать всю отрасль и экономику до уровня западноевропейских стандартов.

Кто ваши главные конкуренты в России?

Их достаточно много. В действительности, это три основных конкурента, которые являются нашими глобальными конкурентами на всех рынках, в том числе и в Польше, и в Германии: это такие компании, как Kronospan, Egger и Swiss Kronо. Но кроме них, в России у нас еще около 20 конкурентов, крупнейшими из которых являются «Шатура», «Русский ламинат», «Сергиев-Посад». Есть и небольшие, но достаточно заметные конкуренты, например, «Невская дубровка».

Вы рассматриваете возможность приобретения компаний в России?

Ближайший год мы будем заняты строительством нового завода. Это достаточно непростая задача – мы строим самый большой завод МДФ в России. Когда он выйдет на 100% загрузку производственных мощностей, тогда мы будем думать о дальнейших шагах в России. И если мы решим, что лучше не строить завод с нуля, как мы делали до этого, а купить уже существующий завод, тогда мы будем это рассматривать. Но сейчас мы это не рассматриваем.

Приведет ли повышение Россией экспортных пошлин на необработанную древесину к росту цен на круглый лес в Европе?

Я думаю, что цены в Европе будут расти так же, как и в России. Но если рассматривать долгосрочный период, больше чем один год, то в Европе цены на древесину будут расти быстрее, чем в России. Это связано с тем, что в целом поставки древесины в Европе не такие хорошие, как в России. У нас действует Киотский протокол, который заставляет европейские страны производить все больше и больше энергии из так называемых «зеленых ресурсов». А древесина, к нашему сожалению, является одним из таких «зеленых ресурсов». В Польше, например, 5–8% энергии вырабатывается из «зеленых ресурсов». Но согласно Киотскому протоколу, эта доля должна быть гораздо больше.

Поэтому спрос на древесные отходы со стороны энергетиков будет большой. Они будут стремиться покупать все больше и больше древесных отходов. А ведь это самое лучшее сырье для нашей отрасли. Даже если мы покупаем круглый лес, то мы вынуждены его сначала превращать в древесные отходы. Поэтому они являются для нас лучшим сырьем. Я думаю, что ситуация в этом секторе рынка древесины в Европе будет непростая. В России мы используем меньше древесных отходов, потому что их здесь гораздо меньше. Как вы знаете, обычно мы покупаем отходы у лесопильных заводов и деревообрабатывающих компаний, которых все еще не так много в России. Поэтому, несмотря на то что запасы древесины огромные, лишь небольшая их часть перерабатывается.

На европейском рынке древесины мы будем наблюдать рост цен и сильную конкуренцию, особенно за древесные отходы. А в России поставки древесных отходов на рынок будут расти, так как я ожидаю, что в ближайшие годы компании значительно увеличат здесь свои инвестиции в переработку древесины.

Существуют ли отличия в деловом климате России и Польши?

— Я думаю, их достаточно много, особенно в нашей отрасли. Как и в России, в Польше нашими покупателями являются мебельные компании, но эти компании в основном экспортируют свою продукцию на европейский рынок. Более 80% произведенной в Польше мебели продается на рынках Западной Европы: в Германии, Франции, Голландии, Великобритании и так далее.

В России же производители мебели ориентируются на российский рынок, продавать на котором им легче. Безусловно, это одно из важных отличий. Потом, государственное регулирование экономики в России все еще гораздо выше, чем в Польше. Например, для того, чтобы приступить к строительству такого завода, который мы сейчас строим, нам пришлось провести намного больше встреч с местными властями. Здесь гораздо больше разных ограничительных правил. В России не то, чтобы сложнее достигать цели, – ведь если вы готовы ко всему, вы всего достигнете. Но вам придется привлечь для этого больше людей. Государственное регулирование, конечно, в России более строгое, чем в Польше.

С какими проблемами вам пришлось столкнуться на российском рынке?

Из-за большого строительного бума, который сейчас наблюдается в России, нам было очень непросто найти подходящего партнера для строительства завода, который мог бы нам обеспечить подходящее качество услуг. Также с точки зрения затрат, мы чувствуем, что некоторые статьи будут расти. Хорошим примером этого является рост цен на бензин, на энергию. Они растут везде, но в России, я думаю, они растут быстрее, так как точка начала роста была здесь гораздо ниже.

Существует также вопрос о покупательской способности населения. Мы обсуждали ее с российскими производителями мебели, которые продают свою мебель в основном внутри страны. Мы уверены, что спрос в таких городах, как Москва, Санкт-Петербург будет расти. Многие люди в этих городах могут приобретать новую мебель. Но как будет складываться ситуация в других городах, где люди все еще не могут позволить себе покупать новую мебель? Этот вопрос нас волнует.

Какую выручку и EBITDA получила компания в 2007 году?

Выручка группы Grajewo в 2007 году была на уровне 400 млн евро при EBITDA 19%, а всей группы Pfleiderer – 1,6 млрд евро при EBITDA около 15%. По сравнению с 2006 годом, рост выручки и Grajewo, и Pfleiderer составил около 18%, а EBITDA осталась на прежнем уровне.

За счет чего был достигнут рост выручки?

Выручка группы Grajewo выросла за счет российского завода, который был запущен в производство в 2006 году. Первый год работы завода был консолидирован в отчетности группы только за 2007 год. Мы также приобрели в Польше компанию Silekol, выручка которой также была консолидирована в отчетности за прошлый год. Поэтому для Grajewo рост произошел в основном за счет консолидации этих новых производств. Органический же рост составил где-то 5–6%. Рост выручки всей группы Pfleiderer произошел также в основном за счет новых приобретений. В 2006 году Pfleiderer приобрела одного из своих конкурентов – компанию Kunz [Германия].

Каковы ваши ожидания финансовых результатов за 2008 год?

Сложно делать прогнозы прибыли. Планируемый объем продаж группы Grajewo – около 500 млн евро. Но в реальности это будет сложно, и мы ожидаем, что закончим год на уровне 470–480 млн евро. А для всей группы Pfleiderer в текущем году мы хотели бы достичь продажи на уровне 1,9 млрд евро.

Какова у Grajewo доля продаж на домашнем рынке?

Если мы будем рассматривать только Grajewo, то надо сказать, что у нас есть Россия, которая не является домашним рынком с польской точки зрения. Всего же продажи внутри Польши составляют около 60%.

Вы ощущаете влияние мирового финансового кризиса?

Да, безусловно, мы это ощущаем. Наша стратегия заключается в основном в долговом финансировании деятельности. Мы не видим проблем с поиском необходимого финансирования, но из-за кризиса цена заемного капитала выросла на 1–1,5%. Для нас это много, так как мы являемся крупными заемщиками. И каждый дополнительный процент стоит для нас некоторых денег.

Кроме того, мы ощущаем косвенное влияние кризиса на потребление мебели. В Западной Европе оно сейчас ослабло, что является результатом ухудшения доступности потребительского кредитования. Я думаю, что потребители ощущают общую экономическую нестабильность в Западной Европе и откладывают приобретение мебели до лучших времен. Это происходит все чаще. Поэтому мы хорошо ощущаем влияние кризиса.

Когда Grajewo провела публичное размещение акций?

В 1997 году состоялось первое размещение акций Grajewo среди инвесторов, второе же размещение и начало торговли акциями на бирже состоялось в 2004 году. И средства от второго размещения как раз предназначались для инвестиций в Россию.

Какие преимущества дало Grajewo публичное размещение?

Конечно, это [акционерный капитал] – альтернатива заемному капиталу. Но я уверен, что надо использовать оба ресурса, что мы и делали. В 2004 году с помощью IPO мы смогли увеличить капитал на 85 млн евро, что почти полностью покрыло инвестиции в наш российский завод. Надо использовать обе формы, но в один день вы увидите, что в вашем балансе уже достаточно заемного капитала и публичное размещение является хорошей альтернативой для привлечения денег.

В некоторых случаях, когда компания идентифицируется с ее продукцией, тот факт, что ваши акции торгуются на бирже, обеспечивает некоторый маркетинговый эффект: компания воспринимается как прозрачная, хорошая. А, в конце концов, ее продукция также воспринимается как хорошая. Потом, наши партнеры ощущают себя более надежно, когда они имеют дело с публичной компанией. Будущее становится более прозрачным для них. Они могут видеть наши финансы.

Какие рынки компания считает наиболее интересными для бизнеса?

Это восточноевропейские рынки. Я имею в виду страны, которые недавно присоединились к Европейскому Союзу. В этих странах будут улучшаться стандарты жизни. И развитие экономики в таких странах, как Польша, Словакия, Венгрия, Чехия и страны Балтики, будет очень привлекательным. Конечно, Россия и такие страны, как Украина и Белоруссия, могут быть тоже очень и очень интересными с точки зрения роста.

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры