Интервью генерального директора Russian Timber Group Лео Хамбро

Лео Хамбро, генеральный директор Russian Timber Group: «Мы хотим перерабатывать все, что заготавливаем».
Next Business Media

Посмотреть больше статей

Для этого генеральный директор Russian Timber Group Лео Хамбро строит самый большой в России лесопильный завод и в течение ближайших пяти лет планирует открыть производства плит OSB, МДФ и пеллет. В интервью «Лесной индустрии» Лео Хамбро рассказал о том, каким он видит Russian Timber Group через пять лет, и как он намерен этого достичь.

– Какова структура Russian Timber Group?

– В настоящее время группа состоит из трех подразделений, расположенных в Амурской и Иркутской областях России и в Китае.

– Какую основную продукцию выпускают предприятия группы?

– Основной продукцией является круглый лес, хвойные пиломатериалы, паркет и напольные покрытия.

– Какова была консолидированная выручка группы в 2006 году?

– Проформа выручки в 2006 финансовом году, который закончился 31 марта 2007 года, составила около $112 млн.

– Аналитики Citibank прогнозируют значительный рост выручки группы по итогам 2007 года – до $174 млн, при EBITDA $19,8 млн…

– Цены на круглый лес значительно выросли за последние двенадцать месяцев. Мы также увеличили производство круглого леса и хвойных пиломатериалов, но, что особенно важно, мы увеличили производство паркета и напольных покрытий в Китае. У нас есть завод по производству паркета и напольных покрытий, расположенный в пригороде Харбина, который выпускает продукцию для экспортных рынков Европы и США.

– Вы поставляете сырье для этого завода из России?

– На самом деле, нет. Для китайского предприятия дешевле покупать древесину в Китае, чем в России. Но, кроме того, китайский завод использует достаточно много древесины дуба, которой нет в России. Поэтому мы ее закупаем в Китае или Монголии.

– Какова была EBITDA компании в 2006 году?

– Она недостаточно репрезентативна, так как мы недавно завершили консолидацию группы. Тем не менее, объединенная проформа EBITDA активов в Амурской и Иркутской областях и Китае согласно МСФО была $3 млн. Но эта цифра не репрезентативна, так как капитальные затраты китайского завода не были включены в отчет о прибылях и убытках, это была первая адаптация наших затрат в соответствие с МСФО. И эта цифра не отражает действительности. Согласно информации группы, суммарная чистая прибыль холдинговой компании группы на конец марта 2007 года составила $8,7 млн, а выручка $86 млн.

– Где группа продает свою продукцию?

– Мы заготавливаем 2,1 млн м куб древесины. Если говорить о круглом лесе, то 45% мы поставляем в Японию и 45% поставляем в Китай, оставшаяся часть идет на местные рынки, такие как Южная Корея. Что касается пиломатериалов, то около 55% идет в Японию, 45% поступает в Европу, Южную Корею и на Ближний Восток. Это все продажи из России. Что касается паркета и напольных покрытий – вся наша продукция из Китая поступает в Европу.

– Вы почувствовали влияние роста экспортных пошлин?

– С 1 июля 2007 года экспортные пошлины на круглый лес выросли до 20%, и вследствие этого цены тоже выросли.

– Какие изменения на рынке выпрогнозируете в результате дальнейшего роста пошлин?

– Дальше пошлины будут повышаться в два этапа. Сначала с апреля 2008 года они поднимутся до 25%. И разумно предположить, что произойдет та же ситуация, что и в июле. Однако потом пошлины поднимутся в январе 2009 года, что направлено на уменьшение объемов экспорта круглого леса, экспорт будет неэффективным, экономически нецелесообразным.

Именно поэтому мы сейчас находимся в процессе расширения наших перерабатывающих мощностей. Цель расширения – перерабатывать все, что мы сейчас заготавливаем. В рамках переговоров о вступлении России в ВТО обсуждается введение расширенного переходного периода в связи с повышением пошлин, которого сейчас нет. Однако мы уже готовим переработку леса на предприятиях в Иркутской и Амурской областях.

– В чем заключается ваша программа по развитию переработки? Каков объем инвестиций?

– Мы уже строим новый лесопильный завод в Игирме (Иркутская область), который, как мы предполагаем, будет крупнейшим в России. Завод будет использовать самое современное европейское оборудование и будет перерабатывать сосну и лиственницу, заготавливаемую в этом же регионе. На нем будут установлены сушильные мощности и строгальное оборудование. Продукция будет поставляться на экспортные рынки.

– Какая будет мощность завода?

– Компания Jaakko Poyry, которая оказала нам консалтинговые услуги, предполагает, что мощность по переработке сырья будет 820 тыс м куб, но мы планируем превысить эту цифру и достичь 1 млн м куб перера батываемого сырья. Мы будем производить высушенные и строганые пиломатериалы.

– Будете ли вы продавать их на российском рынке?

– Это зависит от российского рынка. В настоящее время мы скорее склонны продавать на экспортных рынках, так как цены там выше. Тем не менее, если на российском рынке продолжится рост спроса и цен, мы будем рады продавать на внутреннем рынке. Мы очень воодушевлены ростом домостроения в России, который только в текущем году прогнозируется на уровне 32%. А вместе с этим вырастет и потребление древесины.

– Вы также планируете приступить к производству древесных плит?

– Пока я рассказал только об одном заводе, который мы уже строим. Мы также планируем построить еще два лесопильных завода: один в Амурской, другой – в Иркутской области; завод по выпуску плит OSB в Амурской области и завод по выпуску плит МДФ в Иркутской области. Кроме этого, мы планируем построить несколько заводов по выпуску пеллет, которые будут использовать отходы наших предприятий.

– Какая будет мощность завода по выпуску OSB?

– Мощность OSB завода предполагается на уровне 570 тыс куб м на входе, а выпуск продукции – 320 тыс куб м.

– Каковы сроки строительства завода?

– Мы планируем инвестировать в строительство этого завода в течение 2008 и 2009 годов.

– А сроки запуска лесопильных заводов?

– Один завод, как я уже сказал, строится в настоящее время. Мы планируем, что этот завод в Игирме начнет работу в четвертом квартале 2008 года. Завод в Амурской области мы планируем запустить в 2009 году, а завод в Иркутской области – в 2010 году. Производство МДФ в Иркут ской области мы планируем запустить в 2010 году, а производство OSB будет запущено в 2009 году.

– Какой объем инвестиций необходим для строительства этих предприятий?

– С помощью Jaakko Poyry мы определили необходимый объем капитальных инвестиций для группы. Только для органического развития потребуется приблизительно $550 млн. Этот объем необходим для развития лесозаготовительных активов и установки перерабатывающих линий.

– Как вы планируете финансировать эту инвестиционную программу?

– Мы решили не делать предполагавшееся IPO, так как состояние рынка неблагоприятное для публичных размещений. Мы сейчас работаем с банками для обеспечения финансирования нашей программы. Мы рассматриваем возможность привлечения как долгового капитала, так и частное размещение акций.

– Какой будет Russian Timber Group после реализации этой инвестиционной программы?

– Мы хотим быть в таком состоянии, когда мы перерабатываем все, что заготавливаем и, кроме того, закупаем некоторый дополнительный объем необработанной древесины. К 2012 году мы хотим производить строганые пиломатериалы, OSB, МДФ и пеллеты и уже не продавать необработанную древесину. Древесина, которую мы сейчас продаем местным целлюлозным заводам, станет сырьем для нашего производства OSB. Щепа и низкокачественные балансы будут использоваться для про изводства МДФ. А из отходов лесопильного производства мы будем производить биотопливо – пеллеты.

– Citibank прогнозирует, что совокупные продажи группы могут достичь $470 млн при EBITDA $186 млн, вы согласны с этой оценкой?

– Мы надеемся, что эти оценки в некоторой степени несколько консервативные, так как они предполагают низкий уровень ценовой инфляции. За последние пять лет цены выросли на 50%, а эти расчеты предполагают рост ценна 1–2% в год. Кроме того, недостаточно оценена производи тельность и эффективность оборудования. Поэтому мы надеемся пре взойти эти показатели.

– Вы планируете приобретать компании в России?

– Нам ясно, что для развития в отрасли нам необходимо развивать переработку. В России существует много привлекательных бизнесов, кото рые мы могли бы интегрировать в группу. Тем не менее, мы смотрим очень осторожно на потенциал каждого приобретения: усилит ли оно менеджмент группы, будет ли оно обеспечивать прибыльность группы, имеет ли оно потенциал развития переработки и группы в целом.

Мы видим барьеры внутри отрасли. Вопервых, недостаток инфраструктуры в России в целом. Нам повезло: в регионе есть и Транссибирская железная дорога, и БАМ. Второй барьер – поставки электроэнергии. Иркутская область в этом отношении исключение – она обеспечена электроэнергией, которая на данный момент самая дешевая в России и, возможно, во всем мире. Произрастание пород лесов в России неравномерное. Существуют области с высококачественной древесиной, пригодной для строительной отрасли, и есть регионы с низкокачественной древесиной, используемой в целлюлознобумаж ном производстве. Наши производства находятся в зонах высококачест венной строительной древесины.

Но самое важное, по моему мнению, это команда. Дело в том, что недостаток инвестиций в отрасль в послед ние 15–17 лет привел к недостатку опытных людей, способных развивать эту отрасль. Когда мы интересуемся возможными целями для приобретений, то изучаем эти четыре аспекта.

– Как изменились цены на круглый лес?

– Цены на круглый лес выросли на 50% за последние 5 лет. В 2007 году мы уже получили увеличение цен на 20%.

– Как вы оцениваете российский рынок продукции деревообработки?

– Мне очень интересно иметь бизнес в российской лесной промышленности. Российская лесозаготовительная отрасль очень фрагментирована. В России существует 20 тысяч лесозаготовительных компаний. Мы уже являемся второй по величине лесоза готовительной компанией после совместного предприятия International Paper и «Илим Палпа».

В отрасли будет происходить дальнейшая консолидация, модернизируются предприятия; отрасли необходимо следовать общемировым тенденциям развития, чтобы обеспечить наличие высококачественных лесоматериалов с добавленной стоимостью как внутри страны, так и в регионах добычи сырья.

Отрасль недоиспользуется – заготавливается только 20% от того, что возможно заготавливать, не нарушая процесс естественного восстановления лесов. Существует потенциал консолидации, и имеются дополни тельные возможности дальнейшего развития отрасли. Среднесрочная цель отрасли – превысить уровень производства, существовавший до распада СССР. Для этого объем лесо заготовки должен удвоиться, если не утроиться.

– Какие существуют различия между работой в России и работой в Китае?

– Это очень интересно. Когда мы строили наш завод по выпуску паркета и напольных покрытий около Харбина, мы потратили первый доллар в декабре 2005 года и смогли открыть завод уже через семь месяцев – в июне 2006 года. При этом мы построили завод «с нуля». Вряд ли можно достичь подобных результатов в какой-либо еще стране мира. Мы были очень удивлены тем, что наша команда в Китае смогла завершить строительство так быстро, особенно учитывая, что на заводе установлено самое современное европейское оборудование, про изводящее высококачественные напольные покрытия.

Очевидно, что потребности в рабочей силе на российском заводе и на китайском заводе очень разные. Затраты на персонал в Китае значительно ниже, чем в России. Существует одна большая разница в работе в этих странах: в Китае много рабочей силы, а в России – ограниченное количество, но с более высокой квалификацией кадров.

– Как вы оцениваете опыт работы компании в России?

– Мы управляем большой лесопромышленной группой относительно небольшой период времени. У акционеров компании довольно большой опыт ведения бизнеса в России, благодаря успешному развитию таких компаний, как Peter Hambro Mining и Aricom. Новые акционеры EcoLive привносят дополнительный опыт в развитие активов в России.

Нам очень повезло: у нас сильная команда не только на уровне акционеров, но также на уровне менеджмента и совета директоров компании. В нашем совете директоров Юкка Хармала, эксгендиректор Stora Enso, он очень позитивно смотрит на развитие российской отрасли. Мы считаем, что наша команда топ-менеджеров в на стоящий момент является одной из самых профессиональных и опытных в российской лесной индустрии. Я думаю, что одна из отраслевых проблем, как и проблема всей России, – это недостаток инфраструктуры. Это широко известно и является одной из причин неразвитости отрасли.

Вместе с новой политикой в отношении отрасли, с новым законодательством отрасль имеет хорошие перспективы развития в ближайшие несколько лет.

– Каково ваше личное впечатление от работы в России?

– Я начал ездить в Россию с 2004 года, когда стал заниматься этим бизнесом. Для меня это вся кий раз приключение, особенно, когда еду на Дальний Восток или в Иркутск. И всякий раз, когда я возвращаюсь и разговариваю с людьми в Европе или собираюсь поговорить с потенциальными инвесторами в других частях мира, появляется ментальный блок в сознании в отношении того, что находится за Уралом. И когда я приезжаю в чудесные города на Дальнем Востоке России, я восхищаюсь гостеприимством, которое встречаю. Здесь столько возможностей!

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры