Россия прекратит экспорт круглого леса

Лес для всех круглый. Что значит крутое повышение Россией пошлин на экспорт круглого леса? Это, прежде всего, подорожание на 40% импортируемых мировыми лесозаводами хвойных бревен. Это также подорожание на 80% круглого леса, поставляемого в Китай и Финляндию. Очевидно, что это поворотное событие для мировой лесной отрасли. Если оно конечно произойдет.
Next Business Media

Посмотреть больше статей

Произойдет ли повышение пошлин?


Организации

Произойдет обязательно. Только сроки могут сдвинуться.

Во-первых, Правительство РФ после совещания в Сыктывкаре держит последовательный курс по лесной промышленности, курс на стимулирование инвестиции в предприятия лесной промышленности России. Во-вторых, несмотря на то, что предприятия основных стран-импортеров против повышения пошлин, многие участники рынка в нем заинтересованы.

Кому это выгодно

Прежде всего, другие страны, экспортирующие круглый лес: США, Германия, Новая Зеландия и Канада. В случае повышения пошлин и цена, и спрос на их круглый лес повысится.

На уровне предприятий в нем заинтересованы компании, которые обладают значительными лесными ресурсами за пределами России. Например, канадский Canfor, китайский Sino-Forest, американский Weyerhaeuser.

Они получат конкурентное преимущество перед импортерами российского сырья, потребляя собственный лес. Правда, по повышенной цене внутри компании.

Также деревообрабатывающие компании по всему миру, которые ведут тяжелую конкурентную борьбу с китайскими производителями. Ведь Китай закупает в России ежегодно 19 млн м куб леса. Рост стоимости сырья из России для китайских лесозаводов снизит их прибыль и сыграет на руку конкурентам.

К тому же, неизбежное снижение производства продукции деревообработки у импортеров российского леса создаст нишу, которую смогут заполнить компании, не работающие с русским кругляком.

И, наконец, преимущество получат компании, инвестирующие в лесопромышленные предприятия на территории РФ. То есть, заинтересованных сторон явно больше, чем недовольных. И вместе с Правительством они составляют сильное лобби, поэтому пошлины, вероятно, будут введены.

Что это дает российскому ЛПК

Прежде всего – инвестиции в основной капитал и рост производства, так как производить целлюлозу и бумагу, фанеру и доски в России станет выгодно по нескольким причинам: – круглый лес для российских предприятий может временно упасть в цене, ведь на него из-за подорожания снизится экспортный спрос; – спрос на экспорт продукции ЛПК России должен возрасти – ведь, из-за снижения производства основными импортерами российского круглого леса, такими, как Stora Enso и M-Real в Финляндии, освободятся ниши; – ожидаемый рост внутреннего рынка потребления лесной продукции РФ создаст дополнительный сбыт для российских лесозаводов.

Кто инвестор?

International Paper, получив целлюлозно-бумажные и сырьевые активы Илим Палп и инвестировав $1,2 млрд, за 4 года увеличит производство на 40%.

Ведь по сравнению с оборотом компании в $25 млрд в год, ежегодные инвестиции в лесную отрасль РФ составят приблизительно немного более 1% от общего оборота компании – это тот риск, который американцы, вероятнее всего, возьмут. И получат к 2011 году примерно 11 млн куб м лесозаготовки в России.

Но кто инвестирует значительный средства кроме International Paper? Прежде всего, это будут финские предприятия, у которых, видимо, не останется другого выхода. Почему? Потому, что производство фанеры и пиломатериалов на финских лесозаводах снизит рентабельность, и ряд предприятий придется закрыть. Но подготовленные финнами маленькие «взлетно-посадочные полосы» в виде небольших лесопильных и фанерных предприятий вполне могут стать мощными «аэродромами».

Рост инвестиции в эти предприятия позволит финнам снизить потери от снижения импорта из России и подорожания сырья на финских лесозаводах.

Сразу оставим предположения об инвестициях финских компаний в новые целлюлозно-бумажные комбинаты в ближайшее время: осторожные финны подождут первых результатов International Paper.

К тому же в наиболее капиталоемкой отрасли - целлюлозно-бумажной - финны вкладывают в Латинскую Америку, в строительство ЦБК Metsa-Botnia в Уругвае, к примеру.

Наконец, финансовые показатели финских компаний позволяют предположить, что в ближайшие годы инвестиций в целлюлозно-бумажные предприятия в России от них ждать не следует.

Например, в 2006 году прибыль Stora Enso составила 589,2 млн евро. Это значительно лучше показателей 2005 года (убыток в 107,4 млн евро), что свидетельствует о том, что финские компании идут на подъем.

В то же время сложно предположить, что две годовых прибыли компания потратит на строительство целлюлозно-бумажного комбината в России – строительство нового ЦБК требует капиталовложений приблизительно в $1 млрд.

Похожая ситуация у других крупнейших финских компаний.

Значит, инвестиции финнов пойдут в деревообработку. Прежде всего, в производство фанеры, как в самый динамичный сегмент рынка.

C 2000 года рост производства фанеры в России составил приблизительно 70%, а рост экспорта приблизительно 50%.

Пока что у финнов только одно фанерное производство в РФ – фабрика UPM-Kymmene в Чудово. Это предприятие, которое в основном работает на один основной заказ – делает фанеру для корейских кораблей. Ситуация может позволить перенести другие заказы в Чудово с финских заводов, увеличив мощность компании.

Возможно, что и Stora Enso может построить новое фанерное предприятие в России. Во вторую очередь может вырасти выпуск доски. И выпуск доски не только для экспорта.

Импилахти, Пестово, Неболчи: все эти лесозаводы, возможно, могут сложиться в стройную структуру, которая ляжет в фундамент мощного массового деревянного домостроения в России.

После заявления о повышении пошлин последовала реакция финских официальных лиц: министра внешней торговли Финляндии и представителя Финской Федерации лесной промышленности, которые заявили о том, что рассматривают возможность о воздействии на Россию через ВТО с целью отмены повышения. Такая реакция понятна: почти 25% круглого леса для своих предприятий Финляндия ввозит из России. К каким последствиям может привести рост российских пошлин на лесную промышленность Финляндии? Так ли все непоправимо. Финляндия в год импортирует приблизительно 18 млн куб м круглого леса, из них приблизительно 16 млн куб м – из России.

Примерно 60% от ввозимого из России в Финляндию круглого леса составляет березовая древесина – в основном это балансы для финских ЦБК. На эту продукцию пошлины как не было, так и не будет, правда, только для леса толщиной менее 15 см. То есть финнам придется платить больше только за приблизительно за 12–15 млн куб м в год. Можно сказать, что если основываться на приблизительных данных Finnish Forest Industries Federation по росту пошлин в цифровом выражении, в течение 2007 – 2008 годов финские компании (при условии сохранения объема импорта) могут понести убытки на приблизительно 200 млн евро.

Это весьма серьезно, учитывая, что в 2006 году оборот финских лесных компаний составил приблизительно 36 млрд евро, а прибыль до налогообложения приблизительно в среднем 2%, что составляет 720 млн. Годовой ущерб в 100 млн евро составит 14% от общей прибыли – серьезная цифра.

Где купить?

В принципе, финские лесозаводы вполне могут закупать такое количество у собственных лесозаготовителей. В чем же проблема? А проблема вот в чем: импорт круглого леса служит для того, чтобы снижать ценовое давление местных лесозаготовителей на предприятия. Когда у финских лесозаготовителей не будет конкурентов со стороны российских экспортеров, они поднимут цены на круглый лес. И работа многих финских предприятий станет убыточной.

Для прекрасных, мощных предприятий, расположенных на территории Финляндии, в особенности в Восточной Карелии, таких как, например, целлюлозно-бумажный комбинат Stora Enso в Иматре, это печально.

Но это, как полагают специалисты, печально для предприятий переинвестированных, там, где вложены деньги в значительные объемы производства продукции очень высокого качества. А сбыта эта продукция с маржой, необходимой для хорошей рентабельности, не находит. Произошло это, возможно, без учета соображений важнейшей составляющей любого лесопромышленного производства – безопасности сырьевого лесообеспечения. Безопасности, которая достигается за счет снижения зависимости от сторонних поставщиков, в частности от импорта.

Система минус

В финской лесной отрасли построена система, в которой компании только 6% заготавливают в лесах, принадлежащих самим компаниям, а 87% закупают у сторонних поставщиков – 61% у финских частных лесовладельцев и 26% импортируют. Получается, что сырьевая безопасность финских компаний на 87% зависит от частных владельцев лесов в Финляндии и владельцев прав на лесозаготовку в России. И это плохо для финской лесной промышленности.

Кстати говоря, у крупных российских предприятий этот показатель значительно выше и составляет в среднем 40%. И это хорошо для российской лесной промышленности.

Например, Котласский ЦБК потребляет в год примерно 5 млн куб м круглого леса, из них 2,33 млн куб м заготавливает сам, а остальное закупает. И многие лесозаводы, владеют собственными леспромхозами, которые они приватизировали вместе с предприятием, или докупили потом, как Соломбальский ЛДК.

При этом не совсем понятно, почему ВТО должна решать проблемы, вызванные созданной в Финляндии системой лесообеспечения и ее слабой стороной – низкой сырьевой безопасностью компаний, крупнейших в мире компаний, таких как Stora Enso, Metsaliitto, UPM-Kymmne, связанной с высокой зависимостью от сторонних поставщиков. При этом, скорее всего, инвесторы знали о высоких рисках, связанных с такой структурой лесообеспечения. Помимо этого, например, в Финляндии экспорт круглого леса вообще запрещен.

Минус на минус

В 2006 году инвестиции финских компаний совокупно в основной капитал составили примерно 2,1 млрд евро, из них приблизительно 700 млн евро в финские предприятия и 1,4 млрд евро в иностранные предприятия.

В том числе, в Россию: Stora Enso – 21,3 млн евро в 2 лесопильных завода; Metsa-Botnya –55 млн евро; UPM-Kymmne – примерно 60 млн евро. Общий объем инвестиций этих трех компаний в основной капитал

деревообрабатывающих производств в РФ составил 133,3 млн евро за все время работы в РФ.

Предположим, что например из приблизительно 6 млн куб м пиловочника, который Финляндия импортирует из России, половина будет перерабатываться на российских предприятиях финских компаний. Это позволит производить в России ежегодно 1,5 млн куб м пиломатериалов.

Инвестиции в новые лесопильные заводы для производства такого объема составят приблизительно 350 млн евро.

Я считаю, что такого объема инвестиций в основной капитал финских лесопильных заводов на территории Северо-запада России (это единственный стратегический регион для финских инвестиции в России сейчас) вполне можно ожидать в ближайшие четыре года.

Если предположить, что инвестиции в производство фанеры будут больше, чем в лесозаводы, можно ожидать в ближайшие 4 года от финских компаний инвестиций в основной капитал деревообработки на Северо-западе в объеме приблизительно в 1 млрд евро. Правда, не исключена возможность переноса оборудования с закрытых фабрик в Финляндии на новые предприятия в России, в таком случае инвестиции будут меньше.

Заметим, что финские производители деревообрабатывающего оборудования на новые пошлины не жалуются. Возможно, они их не так уж и расстраивают, но они никогда в этом не признаются, потому что соблюдающие корпоративные принципы коллеги их, мягко говоря, не поймут.

Однако допустим, завод в Хейнола будет рад поставить лесопильное оборудование для переоснащения российских лесозаводов. И у них хорошие шансы, так как финны поставляли крупные лесопильные линии еще на советские лесозаводы. А в Финляндии больших инвестиций в лесопилки на ее территории в ближайшее время ожидать не приходится.

В заключение хочется сказать немного про возможные инвестиции другого крупнейшего импортера из России круглого леса – КНР.

Здесь есть два «но». Во-первых, китайские инвестиции часто предполагают использование на производстве дешевой китайской рабочей силы.

Во-вторых, китайские компании благодаря низкой стоимости рабочей силы и, следовательно, низкой себестоимости продукции могут позволить себе импортировать круглый лес и при повышенных пошлинах и, возможно, в ближайшие пару лет так и будут делать.

Новый Лесной кодекс предполагает, прежде всего, либерализацию рынка лесного сырья в России, то есть более свободный доступ на него компаний со всего мира. Но при этом создаваемая система предполагает лучшие условия для тех, кто будет вкладывать в лесную промышленность России.

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры