Интервью президента группы компаний «Глобал Эдж» Михаила Лифшица

Михаил Лифшиц: «Россия – гигантский полигон для новых технологий деревообработки»
Next Business Media

Посмотреть больше статей

Президент группы компаний «Глобал Эдж» Михаил Лившиц убежден: не последней целью любого бизнеса является зарабатывание денег. Но зарабатывать хочется красиво и созидательно, поэтому для того, чтобы объем производства продуктов с высокой добавленной стоимостью в России начал расти более высокими темпами, необходимо в первую очередь, восстанавливать инфраструктуру лесопромышленного комплекса на государственном или частном уровне.


Персоны


Организации

- Какие компании входят в группу «Глобал Эдж»?

- В холдинг входят такие компании, как ООО «Джи И Сервис+», которая занимается поставками оборудования, инжинирингом, проектированием комплектных заводов. Компания ООО «Лайнер-Белт» занимается производством высококачественного абразивного инструмента по технологии и из сырья концерна SAINT-GOBAIN. Дочернее предприятие «Toll Land» специализируется на изготовлении и обслуживании дереворежущего инструмента и является представителем европейского производителя инструмента - компании FANTACCI. Помимо производства инструмента, для решения отработанных технологических задач компания «Тул Лэнд» производит инструмент для организации специфических технологических потоков, осуществляет адаптацию инструмента для решения всего спектра производственных задач. Четвертое предприятие, которое входит в группу «Глобал Эдж» - это ЗАО «Милан», которое управляет комплексом недвижимости группы компаний «Глобал Эдж».

- Почему Вы решили создать дилерскую компанию?

- «Глобал Эдж» - не столько дилерская, сколько инжиниринговая компания. С самого начала мы позиционировали себя не как продавцы станков, а как компания созидающая. То, что мы продаем, является законченными технологическими или бизнес-единицами, которые призваны зарабатывать. Почему изначально? Потому что столкнулись с отсутствием оборудования, которое позволяет заниматься переработкой древесины на должном уровне с правильным подходом с точки зрения эффективности, ресурсосбережения и экономики.

- С какими трудностями Вы столкнулись и изменилась ли ситуация сегодня?

- Трудности были связаны с тем, что вначале «Глобал Эдж» была совместным предприятием, и американские коллеги были не совсем готовы к работе в нашей стране. Вот, собственно, почему компания в старом формате была закрыта в 96-м году, когда коммунисты победили на выборах в Думу. Это повлекло за собой немедленную стагнацию рынка, потому что рынок оборудования – это рынок инвестиционный. А в то время инвестиции были, в основном, не в производство, а в недвижимость Испании или на Кипре, вот тогда мы и расстались с нашими американскими партнерами. Основная проблема, с которой мы столкнулись на уровне отрасли, – это, прежде всего, отсутствие квалифицированных кадров. И в деревообрабатывающей отрасли вообще, и в машиностроении в частности отсутствовали кадры, которые были знакомы с существующими современными технологиями, с правильными подходами к ведению бизнеса в деревообработке. У нас в России раньше существовали две системы допусков – одна для металла, другая - для дерева. Но вот там, где металл, там - микроны. А где дерево, там – кувалда. И те специалисты, которые себя таковыми считают, были воспитаны как раз в такой ложной, несуществующей системе допусков. Представители поколения, которое пришло учиться в 90-е годы, хотели быть юристами, экономистами, инженерное же образование очень сильно девальвировалось. Но сейчас ситуация с кадрами меняется, и это вселяет надежду в будущее отрасли.

Однако если кадровая проблема сейчас решается, то сырьевая - пока нет. Этому есть объективные причины - решение сопряжено с развитием структуры лесоразработок и лесозаготовок, которой как таковой нет. У нас не ведется строительства лесных дорог, не сформирована культура лесозаготовок и лесовосстановления и т.д. Это те подводные камни, которые тормозят развитие отрасли в целом. Хочется верить, что наши власти будут более внимательно относиться к этим проблемам, потому что лес – это все-таки государственная собственность.

- Каков оборот «Глобал Эдж» в 2005 году?

- В 2005 году общий оборот по группе компаний составил $25 млн. Из них порядка 5,5 млн – это абразивный инструмент, 2 млн – дереворежущий инструмент, а остальное – оборудование. Прирост к 2004 году при этом составил приблизительно 15-20%.

- С какими западными компаниями производителями оборудования Вы сотрудничаете?

- Со многими. В силу того, что мы занимаемся достаточно широким спектром оборудования, у нас много партнеров. Иногда даже больше, чем хотелось бы. При этом нам часто задают вопрос: «Что у вас тайваньское, а что европейское и т.д.». Соотношение по продажам у нас где-то 50/50. Из Тайваня к нам идет столярная группа станков - четырехсторонние станки Leadermac, линии сращивания, дисковые многопильные станки, системы аспирации и системы покраски. Причем на Тайване мы оказались неслучайно. Первые лет шесть мы тесно работали с американцами. В дальнейшем наши американские поставщики почти все перебрались на Тайвань.

Из Европы мы везем сушильные камеры INCOMAC, группу станков с ЧПУ – обрабатывающие центры BUSELLATO, двухсторонние шипорезные станки CELLASCHI, обрабатывающие центры Bacci, раскроечные центры Giben, оборудование для промышленного шлифования Viet. Везем из Европы прессы всех модификаций и станки для деревянного домостроения KRUSI и т.д.

- Какие крупные проекты поставок оборудования в Россию осуществила компания?

- Таких у нас достаточно много. В большинстве случаев речь идет о комплектных поставках оборудования. Расскажу лишь о некоторых из них. Это компания «Лайт» в Череповце, которая производит деревянные дома. Подмосковная компания «СУ-227», занимающаяся производством деревянных окон. Завод по выпуску стенового бруса и деревянных домов, заказчик - «Восточно-Сибирский завод железобетонных конструкций». Только что мы закончили запуск линии по производству трехслойного паркета на подмосковном предприятии «ДОК 13». Достаточно много серьезных проектов мы связано с компанией IKEA. Мы осуществляли поставку оборудования «Поволжскому фанерно-мебельному комбинату», который выпускает мебель для IKEA, а также «Ржевской мебельной фабрике». Сейчас строим большой лесопильный завод в Костромской области.

- Ощущается ли конкуренция со стороны иностранных поставщиков оборудования?

- Со стороны западных компаний ощущается сильная конкуренция. Это крупные игроки, давно работают на рынке. Я бы слукавил, сказав, что у нас нет конкуренции и со стороны российских игроков: все-таки некоторая часть потоков уходит к ним. Но мы спокойны. Еще год назад чувствовалось, что на рынке есть другие поставщики. Сегодня заказчики возвращаются к нам. Почему? Можно попробовать поездить на «Жигулях», но «Мерседес» или «Ауди» все-таки надежнее, и качество поездки на порядок выше. Начальная экономия в дальнейшем оборачивается головной болью и, как следствие, затратами на ремонт, простои и т.д. Заказчик возвращается к проверенному и зарекомендовавшему себя поставщику. Но еще раз повторюсь: для нас серьезными конкурентами являются западники. В основном, мы работаем с квалифицированным покупателем, который понимает, сколько и за что он платит. Мы никогда не играем в демпинг, никогда не говорим, что у нас что-то дешевле, чем у других. Работаем по ценам заводов - ни больше, ни меньше. Какая есть цена завода на данный станок, по такой стоимости мы продаем оборудование. Оборудование поставляем, как правило, комплектно. Что касается рынка штучных станков, то там, конечно, присутствует некоторый «обезьянник». Такая ситуация отчасти спровоцирована итальянцами, отчасти – жуликоватыми дилерами здесь, которые начали соревноваться «кто дешевле». А эти соревнования заканчиваются снижением качества и падением прибыли. Если ты не зарабатываешь на станке, значит, ты не в состоянии содержать грамотного инженера, поскольку работать бесплатно он не будет. Значит, ты не в состоянии обеспечить правильный набор запчастей на складе. Когда люди только приходят в отрасль, то они приходят с тем, что есть столько-то денег, надо разместиться, что-то построить. По неопытности они могут попасть (и иногда попадают) на бравых парней, которые говорят: «Вам нужен завод? Не вопрос. Сейчас мы его быстренько построим». Потом народ тренируется, ломается, а когда натренируется - приходит к нам.

- Отличается ли качество станков европейского и азиатского производства?

- Во-первых, тот же Weinig не может себе позволить выпускать продукцию низкого качества, вне зависимости от того, где она сделана. Во-вторых, Восток - дело тонкое. Например, в Китае рабочий получает $100 долларов, а на Тайване - $1500. Однако для покупателя китайские станки в итоге дешевле не получаются. На эти китайские грабли наступали очень многие. Есть ряд прецедентов, когда компания открывает в Китае завод, но он работает только на местный рынок, так как сэкономить не получается. В одном месте сэкономили на рабочей силе, а в другом - пришлось потратиться на контроль качества. Там, где сэкономили на сырье, пришлось потратиться на завоз комплектующих из Европы или США, Канады, Японии.

- Планируете ли Вы открыть собственный завод по производству станков?

- Во всем мире машиностроение развивалось и существует в несколько ином формате, нежели в России: там оно строится на горизонтальных связях, интеграции. Если завод производит станок, то у него есть несколько подрядчиков, которые делают станину, шпиндели, кожухи и т.д. Поэтому завод-изготовитель станка решает, в основном, задачи сборки, тестирования оборудования, может быть, производит какие-то операции, связанные с покраской, балансировкой шпинделей и изготовлением каких-то там электронных блоков. Если эту модель проецировать на нашу страну, то окажется, что большая часть этих подрядных организаций находится за границей. Если учесть, что, допустим, у производителя четырехсторонних станков Leadermac, 72 поставщика, то теперь представьте, что будет, если такой же станок мы решим производить в России. Нам придется 72 раза(!) преодолеть таможню. Дальше надо продолжать? Найти людей, которые все это сделают здесь?! Да, всегда можно найти людей, которые сотворят, а вот людей, которые могут делать каждый день с одинаковым качеством, укладываясь в смету, – проблема. Воспитать в России 70 подрядчиков сложно. Поэтому мы работаем над собственными производственными программами, но очень осмотрительно. Мы развиваем то производство, которое позволяет максимальное количество операций сделать внутри компании. Сейчас говорят, что все в России идет на экспорт, но у нас получается наоборот. Почти весь импорт сырья идет из-за границы. Мы импортируем твердые сплавы, импортируем металлопрокат, абразивный материал для нашего производства. И здесь выпускаем продукцию, которая работает на наших и не наших станках.

- Занимается ли Ваша компания инновационной деятельностью?

- Все что мы делаем, строго говоря, является именно таковой. В мировых масштабах у нас есть несколько патентов по технологии сушки древесины. А что касается нашей страны, то все, что мы делаем, является инновационной деятельностью. Первыми в нашей стране мы начали изготавливать ленточные пилы, первыми в нашей стране мы начали изготавливать сегментные ленты для шлифовальных станков, мы подняли инжиниринговую тему и т.д.

- Каким образом инновационная деятельность иностранных компаний будет отражаться на России?

- Специфика России в том, что деревообрабатывающее машиностроение всегда было в загоне: оно не было оборонным и всегда выглядело, образно говоря, дохлым. Сегодня Россия – это гигантский полигон для новых технологий деревообработки. И радует то, что сейчас сюда идет много технологий. Был период, когда в страну шли горы подержанного железа из Европы, но сейчас начинает превалировать иная тенденция: народ покупает то, что можно назвать последними достижениями науки и техники. И если будет уделяться должное внимание подготовке дизайнеров, конструкторов, то машинный парк, который сейчас приходит в Россию, позволит «сделать» как Европу, так и США.

- Как Вы считаете, стоит ли повышать экспортные пошлины на круглый лес?

- Конечно, да. Карл Маркс в свое время ввел такое понятие, как добавленная стоимость. И все бизнес-процессы посвящены, собственно говоря, ей, родимой, – себестоимости. Чем меньше переделок оставляем себе, тем больше добавленной стоимости мы отдаем за границу. Ведь все очень просто. Добавленная стоимость – это рабочие места, продукция, рынок, благополучие. Арифметика проста: продали круглый лес - получили стоимость сырья и только, а все остальное вместе с благополучием отдали тому, кто его увез. История с вывозом ресурсов достаточно страшная - получается разбазаривание государственных ресурсов в чистом виде.

- Что нужно сделать, чтобы продукты с высокой добавочной стоимостью производились в России, а не за рубежом?

- Дело, во первых, в лесных дорогах, потому что лес необходимо вывозить. Сейчас у нас как? Лес рубят, а дорог не строят. Возить лес приходится все дальше и дальше, а это увеличивает себестоимость. Во-вторых, как ни банально это звучит, нужно заняться лесовосстановлением. Недавно летал на вертолете над Тверской областью и посмотрел, на что похожа область с воздуха. Огромные пятна вырубок, причем баланс бросают там же, где рубят. И это тянется на сотни километров. Лесовосстановление – архиважная проблема. Потому что лес – единственный возобновляемый ресурс. В-третьих, цивилизованное лесопользование. Это и налоги, и энергетическая доступность, о которой много говорит Чубайс, и развитие инфраструктуры. При этом важно развивать малые и средние города. Почему мы сидим в Москве, а не где-нибудь под Нижневартовском на деревообрабатывающем заводе?! Не хочется, правда? Необходимо сделать так, чтобы хотелось. Люди должны жить в регионах по-человечески. А для того, чтобы они жили нормально, там должны быть стабильно работающие предприятия. И задача государства - сдвинуть эту проблему с мертвой точки.

- Каким Вы видите дальнейшее развитие компании?

- Мы собираемся увеличивать присутствие на рынке – делать современные технологии все более доступными российскому производителю. Планируем дальше развивать собственные производственные программы по части инструмента и расходных материалов.

- Каким образом Вы собираетесь повышать рентабельность и снижать издержки?

- Снижение издержек и повышение рентабельности – это задача любого бизнеса. Наши издержки – это наше ценообразование, и мы работаем над этим: привлекаем консультантов, изучаем себя, конкурентов и боремся.

- Где Вы находите специалистов?

- Инженеры – в основном, из Бауманского университета. Все топ-менеджеры выросли внутри компании.

- Каковы планы компании на ближайшие годы?

- Во-первых, развитие тех производственных проектов, которые у нас уже есть. В ближайшее время запустим очередной участок по изготовлению и обслуживанию алмазного инструмента. Сейчас мы привозим в Россию такие станки. Это позволит расширить спектр предлагаемых услуг по инструменту.

Работаем над расширением номенклатуры абразивных инструментов. В следующем году собираемся наладить производство сушильных камер. Это наш совместный проект с итальянскими коллегами. Есть еще два важных направления, которые мы активно развиваем. Первое - деревянное домостроение, которое имеет отличные перспективы в России. Это подтверждают данные первого полугодия 2006 года. Сейчас в России малоэтажное домостроение является перспективным и востребованным. Особенно в Москве и Московской области. Цена квадратного метра деревянного дома уже в несколько раз ниже, чем цена метра в обычной квартире. А качество жизни неизмеримо выше. Это направление начинает набирать обороты. В России научились производить стеновой брус. Теперь мы будем внедрять технологии и оборудование для производства деревянных домов и других архитектурных форм из дерева. Вторая тема – энергетическая, а именно - участие в создании местного рынка биотоплива. Его развитие мы связываем с поставками оборудования для производства пеллет.

Справка о компании

Группа компаний Глобал Эдж основана в 1991 году (с 1995 года – зарегистрированная торговая марка). Основной вид деятельности – поставки в Россию импортного деревообрабатывающего оборудования и деревообрабатывающих станков. В группу компаний «Глобал Эдж» входят компании ООО «Джи И Сервис+» - поставки оборудования, инжиниринг, проектирование производственных комплексов, ООО «Лайнер-Белт» - производство высокоточного абразивного инструмента, ООО "Toll Land" – изготовление и обслуживание дереворежущего инструмента, ЗАО «Милан» - управление комплексом недвижимости группы «Глобал Эдж». Акционерами компании являются руководители группы компаний «Глобал ЭДЖ» - Президент компании Михаил Лившиц и вице-президент Михаил Анкрицкий. Контрольный пакет акций принадлежит Михаилу Лившицу. В 2005 году общий оборот по группе компаний составил $25 млн. Из них порядка 5,5 млн приходится на производство абразивного инструмента, 2 млн – дереворежущий инструмент, остальное – оборудование. Прирост к 2004 году при этом составил приблизительно 15-20%.

Биография

Михаил Валерьевич Лифшиц родился в 1963 года в Москве. Окончил МВТУ им. Н.Э.Баумана, Калужское авиационное летное училище. Мастер спорта по авиаралли. С 1991 по 1994 гг. занимал должность директора по маркетингу Ассоциации внешнеэкономического сотрудничества малых и средних предприятий СССР. 1997 - 2003 гг. - член сборной России по авиаспорту.

С 1991 года по настоящее время - президент группы компаний «Глобал Эдж». Награжден премией Министерства природных ресурсов РФ «Российский лес». Победитель и лауреат конкурсов «Предприниматель года» («Эрнст энд Янг»), «Лучшие российские предприятия» (РСПП), имеет несколько общественных наград. Также награжден медалью «За полезные обществу труды» Института европейской интеграции. В апреле 2006 года Лифшиц был награжден международной премией «Европейский стандарт» за успехи в сфере внедрения международного опыта производства и менеджмента. Женат, имеет двоих дочерей.

Выносы

Мы никогда не играем в демпинг… Народ тренируется, ломается, а когда натренируется - приходит к нам.

Воспитать в России 70 подрядчиков сложно.

В первую очередь государство должно заняться инфраструктурой в лесу. У нас в России раньше существовали две системы допусков – одна для металла, другая - для дерева. Но вот там, где металл, там - микроны. А где дерево, там – кувалда.

Тема этой статьи Маркетинг

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры