Неконкурентный рынок биотоплива

В первом полугодии 2016 г. производство пеллет и брикетов в России увеличилось лишь на 1,3%, а экспорт - на 0,6%.
+7 499 6535650
ул. Орджоникидзе, 11 115419 Москва, Россия

Посмотреть больше статей

В первом полугодии 2016 г. производство пеллет и брикетов в России увеличилось лишь на 1,3%, а экспорт - на 0,6%.

Производство топливных брикетов и пеллет в России в первом полугодии 2016 г. выросло всего на 1,28%, а экспорт биотоплива увеличился только на 0,63%. При этом внутреннее потребление древесного топлива в стране практически отсутствует. Ежегодно в России запускаются новые мощности по выпуску топливных гранул, однако 95% производимых в стране пеллет экспортируются. Стимулировать развитие биоэнергетики в стране поможет принятие региональных программ по переводу муниципальных котельных на местные виды возобновляемых источников энергии.


Персоны


Организации

Попытки реформирования

Из-за сильного нефтегазового лобби спрос на биотопливо в России по-прежнему остается невысоким. Чтобы стимулировать его рост, Минпромторг совместно с Минстроем, Минэнерго, Минэкономразвития и Минфином должны разработать и утвердить к концу 2016 г. программу по развитию промышленной биоэнергетики на основе использования древесного сырья и отходов в качестве источника энергии и расширения потребления древесного топлива в жилищно-коммунальном хозяйстве в России. Однако в Минэкономразвития ответили, что в ведомство с таким поручением пока никто не обращался. В Минпромторге на вопрос о том, что будет представлять эта программа, в установленные редакцией сроки не ответили.

Попытки стимулировать развитие российской биоэнергетики и сформировать спрос на биотопливо предпринимались не раз. Четыре года назад, в апреле 2012 г., Правительство РФ утвердило комплексную программу развития биотехнологий в Российской Федерации на период до 2020 г. с общим объемом финансирования 367 млрд руб. В документе говорится о создании технологической и технической базы развития биоэнергетики, поддержке инженерных разработок и производства оборудования, а также поддержке региональных программ использования биомассы в децентрализованной энергетике. Согласно документу к 2020 г. потребление биотехнологической продукции в стране должно вырасти в 8,3 раза, ее производство – в 33 раза. Доля импорта биотоплива должна снизиться на 50%, а доля экспорта увеличиться в 25 раз.

При этом уровень биотехнологической продукции в ВВП к 2020 г. должен составить 1%, а к 2030 г. – не менее 3%. На первом этапе реализации программы (к 2015 г.) основные инвестиции будут направлены: на создание инфраструктуры биоэкономики; на финансирование научно-исследовательских программ по ключевым направлениям, гранты научных фондов, проекты по НИОКР институтов развития и частного бизнеса. На втором этапе (в 2020 г.) основные инвестиции пойдут на создание новых производств и расширение производственных мощностей на сформированных рынках, а также на финансирование программ массового внедрения продуктов и технологий в широком спектре отраслей промышленности. В 2015 г. объем финансирования этой отрасли должен был составить 31 млрд руб. В 2016 г. размер инвестиций должен сохраниться на уровне прошлого года – 31 млрд руб., а дальше он будет постепенно увеличиваться. В 2017 г. на развитие биоэнергетики в России планируется выделить 35 млрд руб., в 2018 г. – 50 млрд руб., в 2019 г. – 60 и 70 млрд руб. – в 2020 г. Однако проследить, сколько уже выделено средств и на что они были направлены, по словам академика Международной академии минеральных ресурсов Александра Балаянца, не представляется возможным.

Три года назад вице-премьером Аркадием Дворковичем был утвержден «План по развитию биоэнергетики в Российской Федерации». Одна из основных целей плана была – создать внутренний рынок биотоплива, чтобы сформировать спрос, который будет толкать предложение и помогать инвесторам принять решение о создании подобных производств в Российской Федерации. Однако, по мнению президента Российской биотопливной ассоциации Алексея Аблаева, внутреннего рынка биотоплива в стране пока не существует. «В основном на российском рынке востребована топливная щепа, – делится эксперт. – Отечественный рынок биотоплива пока сложно в полной мере назвать рынком, он не глобален и носит региональный характер. Пеллеты внутри страны продаются мало, поскольку установлено небольшое количество котельных, способных работать на этом виде биотоплива».

Также в рамках плана развития биоэнергетики в стране должны быть приняты изменения в законодательные и нормативные правовые акты РФ, предусматривающие сокращение сроков примыкания лесосек с преобладанием древесины малоценных пород, используемой в качестве сырья для энергетики; выполнение лесовосстановительных работ на лесных участках, освоенных арендаторами в целях реализации инвестиционных проектов в области биоэнергетики, за счет средств федерального и региональных бюджетов; безвозмездную передачу древесины, полученную при проведении органами исполнительной власти субъектов мероприятий по охране и защите лесов, потерявшей качественные свойства для лесопереработки в результате стихийных бедствий, пожаров, а также повреждения вредными организмами.

Кроме того, предполагалось ввести запрет на строительство и реконструкцию теплоисточников на углеводородах при наличии в субъекте РФ достаточного объема неиспользуемых лесных ресурсов и сохранить дотации в региональных бюджетах на тепло в течение пяти лет после реконструкции для перевода объекта генерации с углеводородов на древесные материалы. «Во многих субъектах эта тема обсуждается до сих пор, но о каких-то конкретных результатах я пока говорить не могу, – поясняет Алексей Аблаев. – Сложно сказать, насколько эффективен запрет на строительство и реконструкцию теплоисточников на углеводородах в лесных регионах России».

Также планировалось определить пять субъектов РФ, в которых будут реализовываться пилотные проекты по развитию биоэнергетики. По факту их утверждения эти регионы будут развивать свои региональные программы. В некоторых отобранных регионах России уже есть собственные программы по переработке древесной биомассы в тот или иной вид биотоплива и его использования на объектах промышленной и коммунальной энергетики. Сегодня программы по переводу муниципальных котельных на биотопливо действуют в Вологодской обл., Архангельской обл., Новгородской обл. Масштабная программа по переводу муниципальных котельных на биотопливо разработана в Ханты-Мансийском автономном округе. В июне 2016 г. в Республике Коми была утверждена «дорожная карта» по развитию биоэнергетики, направленная на увеличение использования древесины, в том числе отходов деревообработки, для эффективного производства тепловой энергии и развития в регионе производства биотоплива.

В рамках этой «дорожной карты» планируется перевод 60 коммунальных котельных на использование различных видов древесного топлива – топливной щепы, брикетов и гранул. Еще одним направлением развития биоэнергетики в регионе станет перевод социальных объектов, в частности в сфере образования, с электроотопления и отопления углем на отопление древесными топливными гранулами или брикетами. «На рынке биоэнергетики основным изменением стал тот факт, что руководство многих регионов – Кировской обл., Архангельской обл. – стало обращать внимание на развитие биоэнергетики, – рассказывает Алексей Аблаев. – Политика Минэнерго в последние годы предполагает, что удаленные поселки, которые ранее снабжались электроэнергией через завозы угля или мазута, при наличии там лесного ресурса должны переходить на твердое биотопливо. Во многих поселениях эти технологии уже внедряются».

Инвестиции в производство

В первом полугодии 2016 г. на рынке пеллет и топливных брикетов наблюдалась стагнация. За первое полугодие 2016 г. совокупное производство пеллет и топливных брикетов составило 466,4 тыс. т, что на 1,28% больше, чем за аналогичный период 2015 г., когда общий объем производства составил 460,5 тыс. т. Всего за 2015 г. было произведено 959,7 тыс. т пеллет и брикетов. Производство топливной щепы за первые шесть месяцев 2016 г. составило 554,27 тыс. м3, это на 35,2% больше по сравнению с первым полугодием 2015 г. Всего же в 2015 г. было произведено 778,9 тыс. м3 топливной щепы. При этом общий объем экспорта биотоплива (топливная щепа, пеллеты, брикеты), по данным ФТС, в 2015 г. составил 2,9 млн т.

А за первое полугодие 2016 г. было экспортировано 1,392 млн т биотоплива, это на 0,63% больше, чем за аналогичный период 2015 г., когда объем экспортных поставок составлял 1,383 млн т. «Можно сказать, что на рынке топливных пеллет и брикетов стагнация, – считает генеральный директор ЛХК «Череповецлес» Валерий Писарев. – Пеллеты хотя бы Запад «кушает». В России спроса на них нет, так как для того, чтобы их можно было использовать, котельные нужно модернизировать, а это серьезные инвестиции в приобретение дорогостоящего оборудования. Брикеты же, напротив, используются только на внутреннем рынке, но спрос на них в этом году невысок, поэтому мало кто берется за их выпуск. Производство брикетов перспективно только в тех регионах, где можно развивать перевод местных котельных на использование древесного топлива».

Несмотря на стагнацию в отрасли, российские компании продолжают инвестировать в открытие новых мощностей. В первом полугодии 2016 г. был реализован ряд проектов по запуску новых пеллетных заводов или расширению уже существующих. В Липецкой обл. введены в эксплуатацию два завода по производству топливных пеллет. За час на каждом предприятии перерабатывается 500 кг древесных отходов. Аналогичное производство открыли в с. Октябрьское Усманского р-на.

В Иркутской обл. на стадии окончания строительных работ находятся два проекта по выпуску топливных пеллет – в пос. Новая Игирма и Усть-Куте. Проектная мощность предприятий – 105 тыс. т и 75 тыс. т пеллет в год соответственно.

В Вологодской обл. производство топливных брикетов было запущено на комбинате «Свеза Новатор», где организуют производство топливных брикетов мощностью 5 тыс. т ежегодно. Сырьем для изготовления продукции служат отходы производства Великоустюгского комбината.

В Костромской обл. на базе предприятия «ЗИЛ-Лес» организовано производство топливных пеллет. В реализацию проекта инвестировано около 5 млн руб. В планах – изготавливать до 20 т биотоплива в сутки из опилок и других отходов деревообработки. Изготовленную продукцию планируется поставлять для использования на местных муниципальных котельных. Также в регионе компания «Экотек» ввела в эксплуатацию завод по выпуску топливных гранул. Производственная мощность предприятия – 60 т гранул в сутки. Сырье для изготовления пеллет закупается на пилорамах Вохомского, Октябрьского и Павинского р-нов, что позволяет решить проблему сбыта отходов и некондиционного лесоматериала.

В Тюменской обл. реализованы два инвестпроекта по организации производства топливных гранул. Суммарный объем выпуска продукции двух заводов превышает 15 тыс. т в год. В Тюменской обл. ежегодно образуется около 500 тыс. т древесных отходов, поэтому их переработка в топливные гранулы имеет большую перспективу. В регионе также планируется осуществить перевод 80 неэффективных муниципальных котельных, работающих в основном на угле и мазуте, на котельные, работающие на древесных отходах. Их суммарная энергетическая мощность превысит 100 МВт/час. В настоящий момент в Тюменской обл. действуют 11 биотопливных котельных мощностью 32 Мвт/час, что позволяет утилизировать более 60 тыс. м3 древесных отходов и низкосортной древесины.

В 2016 г. «ФинТек» организует на севере Республики Карелия лесопильное производство и выпуск топливных пеллет. В рамках проекта предполагается возобновление в крупных объемах лесозаготовок на севере Карелии, размещение завода по производству деревянных клееных конструкций в Костомукше и лесопильного завода в пос. Пяозерский Лоухского р-на. При предприятиях запланировано возведение котельных, которые будут работать на биотопливе. В 2016 г. в Пяозерском планируется монтаж лесопильного завода и налаживание производства топливных пеллет. Всего с начала реализации проекта «ФинТек» инвестировал 280 млн руб.

В Республике Коми планируют построить завод по производству биоэтанола стоимостью 136 млн евро. Об этом заявили инициаторы строительства завода по производству биоэтанола – председатель совета директоров «Эгрегор биотех» Владимир Алехин и генеральный директор ГК «Эволюция» Владимир Новиков. Производить биоэтанол планируют из неделовой лиственной древесины, а также отходов лесопиления в объеме до 400 тыс. т в год. Мощность предприятия – 100 тыс. т биоэтанола в год. Необходимые инвестиции – 136 млн евро. Для размещения завода Министерство промышленности, транспорта и энергетики Республики Коми предложило площадку в Троицко-Печорском р-не площадью 6,3 га. В разработку проекта уже вложено более 15 млн руб. В настоящее время идет процесс формирования пула инвесторов, выбор механизма реализации, в качестве которого рассматриваются различные варианты, в том числе государственно-частное партнерство.

Японская JGC Corporation планирует организовать производство топливных пеллет из отходов деревообрабатывающего производства в Хабаровском крае. Соглашение об этом было достигнуто на переговорах губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта и почетного председателя группы компаний JGC Corporation Есихиры Сигэхиса.

Компания «Топливные технологии» планирует создать в Рязанской обл. комплекс лесопиления, производства древесных брикетов и топливных гранул стоимостью 413 млн руб.

По словам профессора Высшей школы технологии и энергетики СПбГУ ПТиД Эдуарда Акима, пеллеты – это наиболее динамично развивающаяся часть лесного сектора мира. «На сегодняшний день мировое производство пеллет составляет 30 млн т, – рассказывает эксперт. – Согласно данным Лесного комитета ФАО, экспорт пеллет из России составляет порядка 1 млн т. Порядка 90–95% произведенных в России пеллет экспортируется. Оставшиеся 5–10% реализуется на внутреннем рынке. То есть практически все российские производители пеллет сегодня ориентируются на экспорт. А это принципиально неправильно. Потому что, когда компания занимается только экспортом, она зависит от ситуации в стране, в которую поставляет свою продукцию. У нас долгое время был прекрасный рынок сбыта пеллет в Германии. Однако рухнули цены на нефть, и людям стало выгоднее топить нефтью. Что касается европейских электростанций, работающих на пеллетах, то они, как правило, получают субсидии за «зеленую энергетику». И как только эти субсидии иссякают, электростанции начинают очень внимательно считать, и оказывается, что пеллеты не всегда выгодны. Пеллеты – не единственный путь перехода на «зеленую энергию». Есть солнечная энергия, ветряная, и у биотоплива есть серьезные конкуренты в этом плане».

Целесообразность производства инновационных видов биотоплива – биоэтанола, биодизеля и торрифицированных пеллет – вызывает у экспертов ряд вопросов. «В СССР в предвоенные, тридцатые годы прошлого столетия для синтеза каучука по методу Лебедева были созданы две новые отрасли промышленности – производство спирта из сахарной свеклы и из древесины, – рассказывает Эдуард Аким. – Из десятков построенных в то время гидролизных заводов сегодня остался только один завод. В Европе же наблюдается бум гидролизной промышленности. Надо ли развивать ее в России, надо ли строить такие заводы, трудно сказать, потому что все нужно считать применительно к конкретному региону».

Что касается производства биодизеля, то это, по словам Эдуарда Акима, на короткое время может стать целевым использованием рапса, рыжика. «В перспективе биодизель будут получать из микроводорослей. Это гораздо эффективнее. Не надо разрушать древесину до молекул и атомов, чтобы потом сделать биодизель. Это нецелесообразно. Несколько лет назад финская компания UPM заявила о том, что строит первый завод по производству биодизеля из талового масла. Могу напомнить слова Дмитрия Ивановича Менделеева, «нефть – не топливо, топить можно и ассигнациями». Таловое масло как побочный продукт имеет целый ряд областей применения, намного более выгодных, чем производство биодизеля. Пока такие проекты, по моему мнению, не целесообразны».

Что касается выпуска торрифицированных пеллет, то по словам генерального директора компании Hekotek Хейки Эйнпаула, при всех преимуществах торрифицированных (черных) гранул – в них содержится больше энергии, они не боятся влаги, их можно складировать под открытым небом и сжигать вместе с каменным углем – пока не существует экономически разумной технологии их производства. «Думаю, что в течение следующих пяти лет черные гранулы не появятся на рынке в таком объеме, чтобы их использование стало экономически выгодным», – добавляет он. С ним согласен и Эдуард Аким, полагающий, что торрифицированная древесина хоть и является перспективным продуктом, но пока рано говорить о ее широком производстве. «Кстати, торрифицированная древесина также известна довольно давно. Упоминание о красном угле, который является торрефицированной древесиной, есть в энциклопедии издательства «Просвещение» от 1907–1910 гг.», – добавляет эксперт.

Сложное развитие

По словам генерального директора компании «СТ-Лес Энерго» Константина Филина, основной проблемой внутреннего рынка является его сезонность. «У предприятий, ориентированных только на внутренний рынок, с апреля-мая уже нет сбыта, – отмечает он. – На европейских рынках этот фактор не так важен, так как там много электро- и теплостанций, работающих на пеллетах. Да, летом потребление там снижается, но не прекращается, как в России. Чтобы развивать рынок биотоплива в России, нужно переводить котельные и ТЭС на пеллеты с мазута и сжиженного газа. Мы должны учитывать опыт зарубежных стран, но решения должны быть адаптированы под российские условия, так как температурные графики у нас другие. Соответственно, другие условия работы и хранения резервного топлива».

Кроме того, потребление пелетт в России сдерживается отсутствием необходимой инфраструктуры, считает Эдуард Аким. «В России, в отличие от той же Австрии, нет централизованной системы доставки гранул», – делится эксперт. Также, по его словам, препятствием для использования твердого древесного биотоплива – щепы, брикетов, пеллет – на муниципальных котельных являются отработанные коррупционные схемы. «По этим схемам, закупаемые за счет государственных дотаций и каменный уголь, и мазут воровались, как на бумаге, так и физически, – рассказывает Эдуард Аким. – При этом государство сегодня выделяет средства на переоборудование муниципальных котельных для работы на биотопливе. Для того чтобы сломать коррупционные схемы, в Нижегородской обл. муниципальные котельные передали лесопромышленным компаниям, которые должны поставлять тепло муниципальным службам. Успешно реализуются программы перевода муниципальных котельных и в ряде других регионов (ХМАО, Республика Коми и др.) ».

По мнению лесопромышленников, рынок биотопива нуждается в государственной поддержке. «Необходимо развивать частное потребление, стимулировать переход небольших муниципальных котельных на пеллеты, особенно в лесных регионах, – считает Алексей Аблаев. – Это могут быть административные постановления, которые, однако, плохо работают, или минимальные финансовые льготы и послабления. Инвестиции в отрасль хоть и небольшие, но есть. Из 200 компаний, выпускающих пеллеты, 100 работают стабильно и производят продукцию, в том числе и на экспорт». По словам менеджера по продажам компании «Биотех» Игоря Елизарова, на внутреннем рынке предложение на пеллеты в несколько раз превышает спрос на них.

«Половина российских компаний, производящих пеллеты, работают на внутренний рынок, но у них совсем небольшие объемы – 300 т в месяц. Кроме того, они предлагают товар низкого качества. Российским компаниям трудно выходить на европейские рынки со своей продукцией, так как они крайне редко занимаются ее сертификацией. А это обязательное условие для экспорта». Чтобы стимулировать развитие рынка биотоплива в стране, по словам эксперта, государство должно субсидировать транспортные расходы на его логистику. «Сегодня у нас доставка пеллет в Европу стоит столько же, сколько грузовик сырья. Нужно сделать так, чтобы доставка топлива была окупаемой», – делится Игорь Елизаров. При этом эксперт отмечает, что субсидирование частного сектора на покупку биотопливных котлов, как это делают власти Великобритании, не поможет изменить ситуацию.

«О поддержке производства биотоплива много говорят, но фактически ее никто не оказывает, – рассказывает Константин Филин. – Учитывая, что производители древесного биотоплива перерабатывают вторичные ресурсы, государство могло бы предоставить хотя бы льготы на электроэнергию. Производство довольно энергоемкое, и в стоимости готовой продукции большой процент занимает стоимость электроэнергии». По мнению эксперта, рынок будет развиваться, «так как однажды начатое уже не закончится». Но без господдержки это развитие будет сложным и долгим.

Тема этой статьи Стратегии
Еще интересные темы:

Комментарии

Нет комментариев

Политика комментирования

Мы приветствуем комментарии, которые добавляют знания к уже имеющимся в статье в виде частного мнения комментатора или дополнительной информации. Если вы обнаружили комментарий, который по-вашему мнению не соответствует теме новости или нарушает наши правила публикации комментариев, вы можете сообщить об этом редакторам с помощью ссылки «Сообщить о нарушении». Представленные в комментариях мнения могут не соответствовать мнению редакции журнала "Лесная индустрия". Запрещено публиковать комментарии (1) содержащие высказывания, призывающие к разжиганию межнациональной розни; (2) содержащие нецензурные слова с замещенными буквами; (3) содержащие орфографические ошибки; (4) содержащие оскорбления по отношению к другим комментаторам; (5) подстрекающие к насилию; (6) не имеющие ничего общего с новостью на странице которой публикуются; (7) дублирующиеся на страницах нескольких новостей; (8) излишне длинные комментарии; (9) чрезмерно использующие заглавные буквы. Мы оставляем за собой право удалить любой комментарий без объяснения причин. Мы не допускаем появления на сайте любой скрытой рекламы, в любом ее проявлении, и можем удалить любую информацию, которая покажется нам ангажированной. К ней относится как открытая, так и скрытая реклама в любом виде.

Партнеры